ПУТЬ К ОПЕРЕ
С. Н. Селивановский, профессор МСА, А. В. Новиков, профессор МСА
(Опубликовано в Сборнике Международной славянской академии, Вып. 3, Москва-Ижевск, 2013, с. 33)

Григорий Иванович Титов – великий сын Удмуртии, выдающийся певец, удмуртский Шаляпин, как его называли за его бас с красивым благородным тембром. Он навсегда вошел в историю удмуртской музыкальной культуры как прекрасный исполнитель русских народных и удмуртских песен, и партий на удмуртском языке в операх М. И. Глинки «Иван Сусанин», Г. А. Корепанова «Наталь», в музыкальных спектаклях «Камит Усманов» (муз. Н. М. Греховодова), «Аннок» (муз. И. Я. Галкина). Всего в его репертуаре было более 100 произведений удмуртских и 30 произведений русских и зарубежных композиторов. Путь Г. И. Титова в оперу был долгим и не простым.
image002
Григорий Иванович родился в 1907 году в деревне Титово Сарапульского уезда Вятской губернии. В семье было четыре сына и пять дочерей, Григорий был седьмым ребенком. Семья была дружная, все приучены к труду. В подвале дома была столярная мастерская, где глава семьи Иван Семенович с сыновьями занимался изготовлением мебели, наличников, рам и прочего, украшая свои изделия резьбой.
В семье любили петь, все были голосистые, почти все играли на музыкальных инструментах: гармошке, балалайке, гуслях. Григорий с детства начал петь и играть на гармошке. Он вспоминал, что в его деревне был небольшой кирпичный завод, и хозяин вместо платы просил Григория спеть что-нибудь.
Окончив начальную школу в своей деревне, Григорий продолжил учебу в двухклассном училище в Шаркане.
В 1920-е годы Григорий Иванович учился в Ижевском педагогическом техникуме, выступал со студенческим хором, которым руководила Елизавета Васильевна Молоткова, сыгравшая большую роль в его музыкальном образовании. Окончив училище, Григорий Иванович работал в течение пяти лет сельским учителем в деревне Порозово. В эти годы он создал школьный хор, аккомпанировал во время выступлений хора на гитаре, участвовал в открытии сельского клуба, много пел вместе с детьми. Но ему хотелось учиться, совершенствовать свое мастерство.
В 1931 г. Григорий Иванович приехал в Ижевск. Здесь он устраивается счетоводом в облжилотдел, вырастает до должности главного бухгалтера, но эту работу он рассматривает как временную, его тянет к музыке и пению.
В эти годы в Удмуртии бурно развивается национальная культура. В 1930 г. открывается филармония, через год – Удмуртский драматический театр. После ввода в действие 5 ноября 1932 г. Республиканской радиостанции уже в следующем году создается хор Удмуртского радио в составе 15 человек. В 1934-35 гг. в Ижевске жил и работал известный композитор и хоровой дирижер Дмитрий Степанович Васильев-Буглай (1888-1956), автор популярной песни «Проводы». По его инициативе в структуре Удмуртского драматического театра в столице Удмуртии был открыт оперный театр, закрытый, к сожалению, в 1935 году после отъезда композитора.
Григорий Иванович становится ведущим солистом хора Удмуртского радио, где вновь встречается со своей наставницей Е. В. Молотковой, которая была бессменным дирижером хора в течение девяти лет. Правда в хоре он поет по вечерам, днем приходится работать.
Он активно участвовал в создании и работе Удмуртского ансамбля песни и пляски и оперного ансамбля Дома техники. Работая с оперным ансамблем, Григорий Иванович исполнял партии Гремина в опере «Евгений Онегин», Грязного в опере «Царская невеста» и др.
В 1932 году Григорий Иванович, как сын кулака был арестован и посажен в тюрьму в камеру с уголовниками.
image004
Анкета, заполненная на Г. И. Титова при его аресте.

А год спустя было вынесено постановление о возбуждении нового уголовного дела под названием «Молодые эсеры». По этому делу Г. И. Титов обвинялся в том, что он вступил в эту организацию и обязался, по показаниям некого Сидорова, создать ячейку-филиал в г. Воткинске [2]. К счастью, вины за Германом Ивановичем не нашли.
Вспоминает А. В. Новиков: «В 1949 г. я работал шофером в гараже Обкома партии и довольно часто мне приходилось возить Григория Ивановича на концерты. Мало кто знал, что в начале 30-х он был арестован, об этом нигде не сообщалось. Но мне и немногим другим он несколько раз рассказывал о запомнившихся концертах, встречах с интересными людьми и о тюремном периоде своей жизни. Григорий Иванович был великолепным рассказчиком, с ним всегда было легко и просто общаться. К счастью, я записывал услышанное от него, да и от других людей, не очень надеясь на память, и это позволило сохранить детали многих событий, участником которых мне довелось быть, и подробности встреч с интересными людьми. Считаю своим долгом привести рассказ, который я слышал от Титова, о первых днях его пребывания в тюрьме».
«Когда меня первый раз привели в барак, то не успели за мной закрыться двери, как уголовники подошли ко мне, и я не знал, что они собираются со мной делать. Это сейчас я хорошо знаю. Могли раздеть, забрать одежду, заставить меня надеть их грязную вонючую одежду, надругаться надо мной и я ничего бы не смог сделать. Вдруг вижу, подбегает к ним еще один заключенный, пинает того, кто собирался снять с меня пиджак, и показывает на человека, лежащего на нарах. Как позже я узнал, это был пахан по прозвищу Аркан. Тот поднял правую руку вверх и указательным пальцем медленно показывает мне, чтобы я подошел к нему. Я подошел, он задал стандартные вопросы: Откуда? За что посадили? Сколько дали? Что умеешь делать?
Я как всегда сказал, что умею делать все, а если что не умею, то научусь и сделаю. Я крестьянин от земли.
— Писать можешь?
— Могу.
— А почерк у тебя хороший
— Не знаю. Не мне судить и хвастаться не хочу.
— Куришь?
— Нет.
— Пьешь?
— Нет.
— Матом умеешь?
— Нет.
— Жена, невеста есть?
— Нет.
— Что ты на воле делал?
— Работал от зари до зари, хлеб и овес выращивал.
— Сила у тебя есть?
— Есть.
— Сколько у тебя силы?
— Не знаю, не мерил. Не знаю, как ее мерить. Груженую подводу из колеи в другую колею переставлял.
— У тебя хороша сила, почему ты этим шакалам не поддал?
— Не имею права.
— Это ты хорошо сказал, что не имеешь права. Кто же тебе должен дать права давать сдачи за поруганную честь?
— Никто. С такими я не связываюсь, с ними бесполезно связываться.
— А если они тебя будут бить и добивать?
— Они не правы, с ними жизнь рассчитается.
— Ты в это веришь?
— Да.
— Что с тобой делать, не знаю. Куда тебя положить, не знаю.
Я думал, только бы не положили рядом с парашей.
— Как звать тебя?
— Григорий.
— Гришка, значит. Напиши письмо домой, я писать не умею. Дайте листок бумаги и карандаш.
— Как зовут, кому писать?
— Мать Агния Карповна, сестренка Юля, брат младший … Пиши так, как бы ты написал себе домой.
Через полчаса письмо было готово. Аркан взял осторожно листок и стал читать по слогам. Прочитал письмо.
— Молодец. Будешь у нас писарем. Будешь писать все, что попросим.
Аркан показал пальцем на лежащего напротив на нарах заключенного.
— Освободи Григорию нары, да побыстрей.
А на другой день была «родительская суббота» и каким-то образом кому-то принесли водку. Несколько человек с Арканом подвыпили, и он потребовал петь песни. В то время по субботам, воскресеньям и праздникам в тюрьмах не запрещали тихо петь песни. Тот, кого заставили петь, совсем не имел голоса. Да и слова знал плохо, путал, где сокращал, где прибавлял. Когда он надоедал своим пением, Аркан говорил ему: — Захлебнись!
В бригаде больше не было умеющих петь, но я себя не проявлял и ждал удобного случая.
В очередную родительскую субботу, Аркан с приближенными чифирили (пили густую чайную заварку), и история с «певцом» повторилась. Когда Аркану надоело слушать пение, он приказал напинать его и положить грудью на парашу.
Потом он попросил меня что-нибудь спеть. Я не знал, что петь для такой аудитории. Вспомнив несколько песен, которые могли бы быть интересны заключенным, я решил рискнуть и запел. Манеру пения я также выбирал соответственную. Барак слушал пение с необыкновенным вниманием, пришлось спеть много песен, некоторые просили исполнить еще раз. С этого дня я стал уважаемым человеком и перестал бояться за свою жизнь».
Желание совершенствовать свое мастерство привело в 1938 году Титова в музыкальное училище при Московской консерватории. Конкурсные экзамены давно закончились, но Титова прослушали, и он был принят в училище. А через полтора года стал студентом консерватории, занимался в классе профессора Н.И. Сперанского, который был другом Ф.И. Шаляпина. Общение с известными певцами, лучшими музыкальными педагогами страны и столичная обстановка сыграли большую роль в жизни и творчестве Титова. В вокальных вечерах, проводимых в консерватории, обычно принимали участие лучшие студенты, и Сперанский, оценив природное дарование и артистизм Григория Ивановича, часто включал его выступления в программу вечеров. Титов блестяще исполнял оперные произведения Глинки, Моцарта и других композиторов, и о нем заговорили как о восходящей звезде.
В предвоенные годы Григорий Иванович выступал также с ансамблем «Италмас», созданном в 1936 году.
Во время Великой Отечественной войны в течение трех лет Григорий Иванович пел в концертах в составе фронтовых бригад, исполняя советские песни, удмуртские народные песни и арии из опер.
Особенно памятным стал для него концерт в самом конце 1942 г. в одной из частей Приволжского военного округа. В этом округе был подготовлен большой резерв, и все ждали начала крупной операции. Командование округа попросило Титова дать концерты для солдат, чтобы в канун нового года дать немного радости для души перед предстоящими боями. Конечно, Титов не мог не согласиться, он сам испытывал огромное удовлетворение, когда видел, что его пение приносит людям радость.
Во время одной из встреч с А. В. Новиковым Григорий Иванович рассказал об этом концерте. Титов пел перед солдатами несколько часов, слушатели долго его не отпускали, к концу выступления он начал петь по заявкам. Присутствовавший на концерте генерал сказал:
— Давайте отпустим Григория Ивановича, у него завтра трудный день.
Но Титов предложил напоследок еще одну песню. Тут встал один из солдат и спросил:
— Не смогли бы вы спеть для нас с другом одну песню, ее поют на окраинах городов, в бараках.
— Как она называется?
— Позабыт, позаброшен, с молодых юных лет.
— Она называется «А я мальчик на чужбине». Это народная песня. Я ее сейчас вам исполню.
Григорий Иванович весь изменился и запел. Он пел с каким-то надрывом, выражая душевную скорбь о беспросветной детской доле. Слушая эту печальную песню, у многих пожилых солдат накатывались слезы, и они не стеснялись их вытирать, кто рукой, кто обшлагом гимнастерки. Закончилась песня, Титов нагнулся, достав левой рукой до пола, как бы совершая поклон перед патриархом, и долго стоял в этой позе. Затем он стал медленно подниматься, и зал взорвался аплодисментам. Раздавались возгласы «Браво!» вперемежку с криками «Ура!». Солдаты встали и направились к Титову, но генерал остановил их и сказал, что Григорию Ивановичу надо отдохнуть.
Еще до концерта генерал Изотов спросил, не согласится ли Григорий Иванович подарить часик-другой офицерскому составу и посидеть за чашкой чая.
— Понимаете, весь офицерский состав на военном положении, давно не получали духовной пищи. Они будут рады посидеть и поговорить с таким человеком, как вы.
Конечно, Титов согласился. Он не мог отказать людям, для которых эти концерты и встречи, возможно, будут последними в жизни – ведь кому-то из них завтра предстоит погибнуть в бою.
Затем генерал провел Титова в другое помещение, где их встретил член военного совета округа генерал Сергей Изотов.
— Заждались вас, Григорий Иванович. Вам, товарищ Титов, пришлось двухсменку тянуть.
Они зашли в большую солдатскую столовую. В нос ударил запах гречневой каши, которую Титов не только давно не ел, но и не видел. Он оказался в кругу трех генералов, которые не знали, куда посадить почетного гостя и чем его угощать. Ему поставили все самое лучшее, что было на столе. Наверное, весь свой запас из дома принесли, подумал Титов, и ему стало как-то не по себе за такое внимание к собственной персоне. Но когда все сели за стол, командующий Приволжским военным округом генерал лейтенант Степан Калинин в приветственном слове сказал, что приготовить этот стол в честь Григориа Ивановича постарался интендант, полковник Николай Иванович Арсеньев. «Кстати, добавил Калинин, ваш поклонник и верный слуга».
Первый тост командующий предложил за певца.
— У вас большое будущее, Григорий Иванович. Вы не слышали, с каким восхищением и любовью говорят о вас бойцы, а оценка простых людей очень важна. Я немного разбираюсь в музыке. Вы поете как Шаляпин, не хуже Дормидонта Михайлова и Ивана Петрова. А когда вы объявили, что будете петь по заявкам, это еще больше доказало, что вы великий артист.
Выступавшие хвалили Титова, а он чувствовал себя не в своей тарелке.
Наконец, взял слово Титов. Он поблагодарил офицеров за такую оценку его пения и сказал, что хотя еще никто в мире не умирал от похвалы, ему неудобно слышать столько хороших слов в свой адрес.
— Мой тост за прекрасный офицерский состав вашего округа.
Все встали и зааплодировали. Началась задушевная беседа.
Через некоторое время Титов снова попросил слова.
— Сегодня я ваш слуга, распоряжайтесь мной. Такой праздник в таком составе у вас, наверное, впервые. Поэтому я хочу спеть и исполнить заявки тех, у кого недавно был день рождения. Потом для тех, у кого был в этом году, или будет в 1943 году.
В этом выступлении был элемент юмора, поскольку такое предложение касалось всех присутствующих.
Заявок было много, Титов все пел и пел. Но вот встал интендант Арсеньев.
— У меня день рождения второго января, а четвертого я должен быть в распоряжении Московского военного округа. Хотел бы попросить Григория Ивановича исполнить песню, которой нет в его репертуаре.
— Известные и любимые народом песни певец должен знать. Какая ваша любимая?
— У меня две песни. Гоп-со-Смыком и Мурка.
Командующий покачал головой.
— У-у, товарищ полковник интендантской службы, куда вас повело. На блатной жаргон.
— Да, товарищ командующий, это воспоминание о юности.
Тут встал Титов и сказал, что он знает эти песни и исполнит.
— Да вы садитесь Григорий Иванович.
Титов тихо сказал:
— Спасибо, я уже сидел.
Эти слова никто из генералов не понял. Только интендант знал, что имел в виду Титов.
— Григорий Иванович Титов сидел в Нижнегородской тюрьме. Он был арестован как сын зажиточного крестьянина. Его отец умер, и сына посадили за отца на десять лет. Я в то время служил в тюрьме лейтенантом. Титова в тюрьме хорошо знали, очень за него переживали и старались досрочно освободить. И надо сказать, это удалось.
Григорий Иванович отпил глоток горькой тминной настойки, закрыл глаза. В этот короткий миг в его голове пролетели картины прошлого: босоногое деревенское детство, толпа изможденных голодом людей, мрачный барак с парашей, лицо пахана Аркана.
Он стоял, опустив голову, как будто всматриваясь в стакан, и начал петь «Мурку», сначала тихо-тихо, потом все громче и громче. Он пел ее по-своему, в полушуточной форме.
Вторую песню Титов исполнил также по-своему, притоптывая ногой и ударяя вилкой по бутылкам и стакану во время пауз. Судя по аплодисментам, исполнение этих двух песен понравилось не меньше предыдущих.
Как быстро пролетело время! Командующий закрыл этот вечер по случаю подведения итогов службы за год. Титова проводили на ночлег. Прощаясь, генерал сказал: — Жду вас в девять у себя.
Утром генерал справился, как спалось, что видел во сне.
— Снилась родина, Шарканский край.
— Наверное, прекрасна ваша родина, которая родит вот таких гигантов русской культуры.
— Наш Шаркан в Удмуртии. Самый прекрасный уголок, еще не тронутый цивилизацией.
— Товарищ Титов, вы русский?
— Нет, товарищ генерал. Я удмурт.
— Как удмурт?
— А вот так удмурт.
— Я все всматривался в ваше лицо и думал, на кого же вы похожи. И пришел к выводу, что вам не хватает только бороды, и вы будете настоящий шведский шкипер. И мне кажется, что в вас есть что-то финское. Все равно, кем бы вы ни были, вы замечательный человек. Ну, перейдем к делу.
— Слушаю вас, товарищ генерал.
— Мы тут посоветовались и решили просить вас, уважаемый Григорий Иванович, остаться у нас и организовать художественную самодеятельность. Так же, как вчера, провожать солдат на фронт и встречать пополнение, с оркестром и песнями.
— Я согласен, но у меня учеба в консерватории.
— Дорогой Григорий Иванович, не беспокойтесь. Я обо всем договорился, голубчик вы мой милый. Мы вас зачисляем на довольствие, как солдата. Вы будете у на служить, работать и организуете художественную самодеятельность. По окончании мы напишем отчет о работе, дадим вам характеристику, и это для ваших занятий будет служить оценкой и зачетом. В консерваторию уже послана телеграмма. Сегодня все желающие соберутся в актовом зале. Вам помощь нужна?
— Нет, только бумага.
— Хорошо, через сутки я вас жду с предложениями. Пока еще интендант у нас служит, он вам все достанет, что необходимо. Он у нас замечательный человек, талант. Из-под земли все, что угодно достанет. Но не из тех, о которых ходят анекдоты. «У интендантов погоны белые, а шея красная. У интендантов из-за щек ушей не видно». Еще Суворов их не любил и про них анекдоты сочинял. Итак, послезавтра, в это же время, жду вас.
До вечера было много времени, чтобы все обдумать. Лежа в своей комнате, Титов пытался обдумать предстоящую работу. В голову закрадывались сомнения. Вдруг никто не придет? Вдруг не получится?
Неожиданно чья-то рука легла на плечо. Титов обернулся. Это был интендант Арсеньев.
— О чем задумался детина, седок приветливо спросил. Какая на сердце кручина …, — пропел, улыбаясь, Арсеньев.
Титов рассказал о предложении генерала.
— Пойдем ко мне в кабинет, потолкуем.
Разговор был долгий, деловой. Потом вспомнили Гулаг, общих знакомых.
— Тебе, Григорий Иванович, часто снится тюрьма?
— Часто. Вижу зловонный барак. Больше всего боялся, что меня могут заставить лечь грудью на парашу. Но меня не наказывали благодаря пахану по кличке Аркан. Я ему благодарен на всю жизнь. Ну, и сказалось то, что я пел для заключенных.
Зря переживал Титов по поводу самодеятельности. Нашлись и желающие, и инструменты. Провожали и встречали солдат с музыкой и песнями, а это много значит во время войны».
image006
Грамота, которой был награжден Г. И. Титов за выступления и работу в Приволжском военном округе в 1942 г. Из личного архива А. В. Новикова.

За свою работу в военном округе Титов получил благодарность, а после войны продолжил учебу в Московской консерватории, стажировался в оперных театрах страны. Титов знал, что вернется в родную Удмуртию, поэтому каждый день учебы в Москве старался использовать с максимальной пользой, а в любой свободный вечер шел в Большой театр, чтобы послушать выдающихся певцов. По окончании учебы в 1947 г. Григорий Иванович возвратился в Ижевск.
Его богатый репертуар включал арии из таких опер как «Руслан и Людмила», «Иван Сусанин», «Дон Жуан», романсы. Пел Григорий Иванович, как на русском, так и на удмуртском языке. Еще в 1948 году он впервые в истории музыкальной культуры исполнил сцену в лесу из оперы «Иван Сусанин» на удмуртском языке.
В 1945 году Григорию Ивановичу было присвоено звание народного артиста УАССР, а в 1951 – заслуженного артиста РСФСР, его пение много раз записывали во Всесоюзном Доме звукозаписи. Записи хранят более ста произведений удмуртских и тридцать произведений русских и зарубежных композиторов в исполнении Титова. Люди хорошо знали голос Григория Ивановича. Слушая его пение по радио, сразу же узнавали: Титов поет! Выступал он с полной отдачей независимо от того, был ли концерт в городе, селе или глухой деревне.
В становлении Г. И. Титова как оперного певца значительную роль сыграл человек, о котором очень мало известно. Это музыкант-самоучка Андрей Кириллович Королев, обладавший красивым тенором. [1] Они познакомились еще в 1930-е годы, когда А. К. Королев был первым солистом Удмуртского радио.
Дело в том, что Королев имел большой опыт не только хорового пения, но и прекрасно исполнял оперные арии. Заметив незаурядный голос Титова, он настоятельно посоветовал ему заняться оперным репертуаром, поскольку оперное пение в наибольшей степени позволяет совершенствовать мастерство певца.
— Ты хорошо поешь песни. Давай петь оперные арии. Это совсем другое дело, это высшая школа.
Общение двух певцов, перешедшее в дружбу, продолжалось долгие годы. Несомненно, в совершенствовании мастерства Титова Королев сыграл значительную роль и впоследствии, заходя к Королеву домой, Титов говорил: «Андрей, ты помог мне овладеть опнрным пением».
Об Андрее Кирилловиче Королеве рассказал его сын Роберт Андреевич.
«Отец родился в 1902 году в семье рабочего. Семья жила в Москве, петь Андрей начал очень рано в православном церковном хоре и в семилетнем возрасте уже пел с нотного листа. Учился пению в пансионе русского композитора, дирижера и педагога М. М. Ипполитова-Иванова (1859–1935), который сам начал петь с десятилетнего возраста в классах для малолетних певчих при капелле Исаакиевского собора в Петербурге. М. М. Ипполитов-Иванов c 1882 года работал в Тифлисе, где возглавил отделение Императорского Русского музыкального общества (ИРМО) и музыкальные классы, усовершенствовал оркестр, дирижировал им в концертах и оперных спектаклях. Музыкальные классы открывались во многих городах России, и в одном из них учился и Королев. В 1913 году, когда в России торжественно отмечали 300-летие дома Романовых, Андрей, как обладающий одним из лучших дискантов, был отобран для пения на торжествах.
После Октябрьского переворота 1917 года семья Королевых в Москве испытывала на себе все тяжести гражданской войны – безработицу, разруху, голод, но вскоре их жизнь круто изменилась к лучшему. Дело в том, что сестра матери Андрея жила в Ижевске, и она предложила Королевым переехать в Ижевск. У нас тоже не сладко, писала она, но с голоду не умрете.
Вскоре Королевы оказались в Ижевске, и Андрей предложил свои услуги заречной Покровской церкви. Регент спросил:
— Что знаете?
Андрей запел. К этому времени он обладал прекрасным тенором и регент замер, слушая его пение. Андрею сразу же предложили петь в церковном хоре. Но он понимал, что надо иметь еще какую-то специальность и поступил на курсы бухгалтеров. В свободное от учебы время пел в Михайловском и Александро-Невском соборах.
Вскоре Андрея призвали в Красную Армию, и он оказался в Самаре. На первом построении пожилой седой офицер спросил солдат:
— Певцы есть?
Вышли несколько человек.
— Танцоры есть?
Еще несколько человек вышли из строя. Пожилой офицер оказался худруком1 дома офицеров Приволжского военного округа, на собеседовании он спросил Королева:
— Что можете?
— Могу арию герцога из оперы «Риголетто».
Когда Андрей спел, худрук спросил:
— Откуда вы?
— Из Ижевска.
— Это же заштатная дыра!
— Я приехал из Москвы.
— У кого учились?
— У Иванова.
— Даю вам задание подготовить концерт.
Пошли к интенданту. Андрею дали ключ от комнаты и к нему еще поселили троих. Подобрался квартет: два тенора, баритон и бас. Первый концерт прошел с большим успехом. Затем было много концертов для военных и в самом городе.
Завершалась служба в армии, много давшая Королеву для развития голоса, встреч с лучшими исполнителями, у которых удалось поучиться. Королеву предлагали остаться в Самаре, серьезно заняться оперным пением. Город уездный, нечета какому-то Ижевску.
image008
1930-е гг. А. К. Королев.

Но Королев возвращается в Ижевск, днем работает старшим бухгалтером, вечером поет. После создания хора Удмуртского радио в 1933 году становится его ведущим солистом.
Особенно ему запомнился случай на одном из первых включений радиостанции. Для выступления подобрали двух удмурток с хорошими голосами, которые должны были спеть по одной песне. Но одна повредила ногу и не пришла, другая, испугавшись, отказалась петь. Что делать. Королев сказал:
— Включайте микрофон.
— Что ты делаешь! Ты нас погубишь! – испугался ведущий.
Королев спел одну песню на южно-удмуртском наречии, другую – на северо-удмуртском. Все прошло хорошо. Потом его часто спрашивали, из какого он района родом.
Когда в 1934 году в Ижевске открылся Оперный театр, вместе с мастерами Большого театра СССР и Московского оперного театра, пел и Королев. За отличное исполнение арии герцога в опере «Риголетто» его прозвали «наш герцог».
На представлении оперы «Евгений Онегин», где присутствовала жена Королева с маленькой дочерью, произошел скандальный случай. Во время сцены дуэли, когда отец упал, дочь бросилась с криком к сцене: «Дядька, ты зачем убил моего папу?», и спектакль пришлось прервать.
Еще один случай произошел на концерте, которые обычно устраивали во время выборов на избирательных участках. Андрею Кирилловичу поручили организовать такой концерт силами заводской художественной самодеятельности в заречной школе. На последней репетиции, перед самым концертом, у баяниста сломался баян.
— Быстро ремонтируй и приходи в школу. Будешь выступать в конце программы, – сказал Андрей Кириллович баянисту.
Начался концерт. Одним за другим сменялись номера, а баяниста все не было. Что делать? Отец спросил меня:
— Сможешь рассказать какое-нибудь стихотворение, подлиннее?
— Попробую, — ответил я и вышел на сцену.
Я рассказывал, уже не помню какое-то длинное стихотворение про Сталина, как вдруг в самом конце моего выступления в дверях зала появился человек в красивом тулупе, взглянул на меня, подозвал отца и громко спросил:
— Что это такое?
Отец объяснил, что это выступает его сын, чтобы не сорвать концерт, что вот-вот должен появиться баянист.
— Ты знаешь, что с тобой будет, если сорвешь концерт? – закричал человек.
В это время одна пожилая женщина встала и сказала:
— Товарищи, давайте попросим Андрея Кирилловича, как до войны, спеть песенку герцога.
— Извините, публика просит спеть. А вы на машине?
-Да. А что?
— Прошу вас, поезжайте. Возможно, вы встретите баяниста, идти пешком ему долго.
Человек ушел, а отец вышел на сцену и спел свою любимую арию, которую он часто исполнял и за которую его называли «наш герцог». Не успел он допеть до конца, как в дверях появился баянист и концерт прошел на ура.
image010
1960-е гг. А. К. Королев.

В течение многих лет Андрей Кириллович работал и на заводе, и на радио, руководил заводской самодеятельностью. После увольнения с радиокомитета пел вместе с женой Анфисой Александровной в открывшейся Троицкой церкви. В 1958 году ушел по инвалидности на пенсию. К этому времени он уже болел туберкулезом. Умер Королев в 1967 году.

image012
Хор Удмуртского радио. Дирижирует А. К. Королев.

Титов прекрасно исполнял и русские, и удмуртские народные песни. Он пел их в той же манере, что и Ф. И. Шаляпин. Титов умел переключаться с одного настроения к другому, исполняя романс Глинки «Сомнение», Чайковского «Благословляю вас, леса», песню «Старый капрал» и многие другие.
Григорий Иванович был гордым и независимым человеком, и властям эта независимость не нравилась. Особенно отношение к нему ухудшилось после того, как в 1964 г. первым секретарем Обкома КПСС стал В. К. Марисов. Поскольку Титов не был член членом партии, его имя, несмотря на его славу как выдающегося певца и звания, стало замалчиваться. Так, в статье министра культуры Удмуртской АССР Е. П. Ильиных «К вершинам культуры» его имя даже не было упомянуто [3]. Не было такого певца!
4 августа 1981 г. Григорий Иванович скончался, и был тихо и незаметно похоронен.
Своей жизнью Титов еще раз подтвердил то, что многие гонимые при жизни деятели культуры – поэты, писатели, художники, артисты, — получают настоящее признание и славу только после смерти или при смене власти. Вспомним Ахматову, Есенина, Высоцкого, Солженицына и многих других.
Но время, как всегда, все расставляет на свои места. 29 января 2007 года в ижевской филармонии прошел вечер-концерт «Песня окрылила жизнь мою», посвященный 100-летию со дня рождения Григория Ивановича, где он по праву был назван великим удмуртским певцом.
Но почему редко звучит его голос по радио? Почему бы не выпустить диск с его песнями? Что дает нам почти круглые сутки звучащая в эфире Ижевска популярная музыка десятка местных радиостанций. Могут сказать: у нас рыночная экономика. Но не надо забывать, что и она должна работать на благополучие народа, а не только для того, чтобы делать деньги. Давайте вспомним о великой многонациональной российской культуре, достойной и неотъемлемой частью которой является великий удмуртский певец Григорий Иванович Титов.

Литература
1 – Говорит и показывает Ижевск. – Ижевск; Удмуртия, 1982.
2 – Кузнецов Н. С. Из мрака… – Ижевск: Изд-во Удмуртского университета, 1994.
3 – Судьба республики – судьба народа, сборник статей, Изд-во «Удмуртия», Ижевск, 1980.

1 худрук – художественный руководитель. После 1918 года в Советской России с появлением новых названий учреждений и должностей, характерных для нового строя, были введены и сотни сокращений, таких как комдив, наркомпрос, облсобес, горисполком и т.п.

Ижевское восстание. Судьбы «отступленцев»
(Опубликовано в журнале «ИДНАКАР», № 1, 2014 г.)

В январе 1919 г. Ижевская милиция предписала квартальным 1 представить списки «бежавших белогвардейцев» [1]. В приказе указывалось, что «Опоздание или уклонение будет преследоваться как за саботаж». Такие списки были составлены по Михайловскому и Казанскому обществам, на которые в то время административно делился город. К сожалению, у большинства упомянутых в списках не указан возраст, профессия, у некоторых – отчество и адрес, а в фамилиях, именах и отчествах содержится много грамматических ошибок. Это можно объяснить тем, что уровень грамотности квартальных был различным, и они, возможно, плохо знали проживающих в своем квартале. Тем не менее, учитывая в целом объем списков (3469 человек), материал представляют значительный интерес для исследователей Ижевско-Воткинского восстания.
В данной статье сделана попытка проследить судьбу жителей Ижевска, фамилии которых приведены в упомянутых списках как «отступивших», «бежавших с белогвардейцами», «отступивших с Белыми», «ушедших с белой гвардией». К сожалению, судьба многих из них неизвестна, но о некоторых удалось найти сведения. Это Аркадий Иванович Соковнин, проживавший в момент составления списков по ул. К.Маркса, 189, Виталий Александрович и Григорий Александрович Щербаковы (Коммунальная (хутора), 8), Данил Григорьевич Степанов (ул. Старая, 70),2 Николай Михайлович и Александр Михайлович Мокрецовы (ул. Красная, 290) и Павел Екимыч Ожегов (ул. К. Маркса, 127).
Все они, вероятно, прошли многочисленные чистки 1920-30-х годов, но доказательств их активного участия на стороне восставших против большевиков не было найдено.
Наиболее интересна судьба Соковнина Аркадия Ивановича, прожившего долгую жизнь и много сделавшего для Ижевска. Автор благодарен краеведу А.В. Новикову за предоставление копий документов, относящихся к жизни и деятельности Аркадия Ивановича [2]. Соковнин был одним из выдающихся врачей-практиков города. Родился 5 января 1893 г. в Ижевске в семье рабочего. После начальной школы в Ижевске, Аркадий Иванович в 1904 г. поступает в Сарапульское реальное училище, которое он окончил в 1911 г. В 1913 г. он поступает на медицинский факультет Казанского университета, по окончании которого в 1917 году был призван в армию. На западном фронте воевать пришлось недолго – между Германией и Советской Россией в марте 1918 года был заключен Брестский мир. Аркадий Иванович едет к жене в Камышлов, где поступает на службу в комиссариат здравоохранения. В это время с востока наступает армия Колчака и аркадий Иванович вместе с местными властями Камышлова эвакуируется в Пермь. Приехав в отпуск в Ижевск, он попадает в водоворот гражданской войны и, будучи мобилизован как врач, лечит раненых в Воткинской дивизии Колчака, а затем в Красной Армии под Красноярском, на польском фронте, в Кронштадте, на Украине в боях против Махно и под Саратовом против Антонова.
Закончилась гражданская война, Аркадий Иванович возвращается в родной Ижевск и работает ординатором, а когда в 1921 г. открывается станция скорой помощи, он становится ее первым главным врачом, одновременно работая ведущим хирургом ижевской городской больницы и главным врачом областной больницы [3].
Об этом периоде жизни Аркадия Ивановича упоминает первый удмуртский профессор, заслуженный врач РСФСР Семен Иванович Ворончихин (1902-82) [4]. В своей книге воспоминании он рассказывает о преданных медицине людях, работавших в Ижевской городской больнице в 1920-х годах, таких как Иван Николаевич Паншин, Ольга Ивановна Стрельцова, Татьяна Сергеевна Григорьева, Андрей Павлович Гусев и другие.
Семен Иванович пишет: «Не менее талантливым был и друг Паншина и мой Аркадий Иванович Соковнин. Оба они закончили Казанский университет на три года раньше меня. А.И. Соковнин позже перешел главным экспертом в судебную медицину» [5].
image002
А.И. Соковнин (1893-1973) в форме РККА. Из личного архива А. В. Новикова.

Соковнин был человеком самых разнообразных интересов: писал стихи, увлекался мотоспортом. В мае 1936 г. в СССР проводилась «звездно-круговая авто-мот-велоэстафета им. Шверника 3 . Ижевское спортивное общество «Торпедо», в котором активное участие принимал мотозавод, было включено в число участников этой эстафеты. Вот что сообщала об этой эстафете газета «Ижевская правда» [6].
image004
1936 г. А. И. Соковнин (седьмой справа во втором ряду) среди мотоспортсменок и работников Ижевского мотозавода. Из архива мотозавода.
«В команде мотозавода шесть мотоцикловодителей: т.т. Кульпин С.И. – инженер, командор пробега, Суров В.И. – секретарь парткома, Толстых В.П. – начальник цеха, Соковнин А.И. – врач, Мокрушин – инженер и Малахов, бригадир испытательной станции. Маршрут эстафеты: Ижевск-Горький, протяжением в 900 км. Старт эстафеты будет дан 30 мая в 12 часов дня в Ижевске, финиш — 5 июня в 3 ч. 45 м. На Горьковском автозаводе. Участники пробега сейчас усиленно тренируются, ими проведено три пробных пробега в Зуру и Раскольниково» 4.
Летом 1936 года состоялся беспрецедентный женский пробег Ижевск-Москва. Как опытный специалист, Аркадий Иванович в качестве врача сопровождал участников мотопробега.
С 1939 года Аркадий Иванович совмещал основную работу республиканского судебно-медицинского эксперта при министерстве здравоохранения Удмуртской АССР с преподаванием на кафедре судебной медицины Медицинского института. Во время отечественной войны Аркадий Иванович был начальником эвакогоспиталя, получил звание военврача второго ранга. В период работы хирургом Аркадий Иванович провел без летального исхода свыше пяти тысяч операций.
Будучи талантливым, невероятно активным, общительным и доброжелательным человеком, Аркадий Иванович старался принести как можно больше пользы родному городу. Создание первого в Ижевске клуба моржей, участие в театральных постановках – вот лишь несколько направлений его деятельности [2].
Осенью 1942 года в связи с недостатком продуктов питания Правительством Удмуртской Республики было принято решение о забое 25 лосей. Соковнину было поручено руководство командой, в которую входило пять охотников и четыре чекиста. Задание было выполнено, и заготовленное мясо было направлено в госпитали и другие учреждения, где в нем особенно нуждались.
image006
За лосями. Фото А.И. Соковнина. Из личного архива А. В. Новикова.
Используя документы большого семейного архива, о судьбе братьев Щербаковых написал их племянник, к.т.н., доцент Валентин Иванович Щербакова (1928-2009), проработавший в ИМИ (ИжГТУ) более 50 лет. [7]
«Щербаков Виталий Александрович (1894-1959) окончил в 1915 г. Ижевскую оружейную школу, служил в Красной Армии, а затем долгие годы работал на машзаводе. Когда вскоре после войны на Ижевском мотозаводе было организовано производство охотничьих ружей, Виталий Александрович работал заместителем начальника оружейной школы, которая готовила мастеров-оружейников. Участвовал в разработке первого ижевского бескуркового охотничьего ружья, получил авторское свидетельство на замок и 12 тыс. рублей за эту разработку.
В марте 1948 г. на Ижевском мотозаводе началось изготовление первых образцов автомата АК-47. Именно в цехе № 17, начальником которого был Виталий Александрович, были изготовлены эти первые образцы».
Щербаков Григорий Александрович (1898-1976) работал инструментальщиком, преподавал в много лет в школе фабрично-заводского обучения и ремесленном училище № 1 [7].
image008
1940-е годы. В. А. Щербаков с учеником Владимиром Галановым, ставшим известным гравером.

Интересна судьба Данилы Григорьевича Степанова. Его сын Николай Данилович, уйдя на пенсию, решил составить историю своего рода. [8]. Когда-то, особенно в 1930-е годы, это занятие могло быть опасным – не дай бог, если какой-нибудь предок окажется купцом или графом – все родственники могли стать изгоями, а при соответствующем доносе, и врагами народа.
Роясь в архивах, опрашивая родственников, собрав десятки фотографий, Николай Данилович успел завершить этот огромный труд в виде двух толстых альбомов. В генеалогическом древе Степановых смешалось много фамилий: Поляковы, Ермолаевы, Фомины, Романовы, Федоровы, Спиридоновы, Петровы …- всех и не перечислить. В этих людях смешались гены русских, шведов, удмуртов и наверняка других народов. За исключением нескольких человек, все предки до начала 20 века были неграмотны, хотя многие из них были прекрасными мастерами своего дела.
В истории семьи Степановых немало места уделено Данилу Григорьевичу. Он родился 6 декабря 1876 г. в семье ижевского рабочего. Окончив четырехклассную церковно-приходскую школу, Данил поступает в техническое училище, а после окончания училища в 1892 г., его принимают на работу в канцелярию архитектора завода копировщиком. Здесь он успешно работает на разных должностях: чертежником, десятником, прорабом на стройках.
image010

Бригада «Струя». На обороте снимка надпись: «23 мая1921 г. Свободная пятерка (Струя). Стоит второй слева художник М. В. Балагушин. Сидит в центре П. В. Киселев. Сидит в форме И. С. Попов. Стоит первый слева Н. С. Шален. Сидит первый слева Д. Г. Степанов». Михаил Васильевич Балагушин (1889-1966) впоследствии стал известным советским художником. В 1940-45 гг. был первым председателем Союза художников Удмуртии [4]. Из семейного архива Степановых.

События 1918-19 гг. в Ижевске в материалах истории семьи описаны очень кратко, и ничего не говорится о том, чем в это время занимался Данил Григорьевич. В голодном 1921 г. он с товарищами по службе создает бригаду под названием «Струя». В этой бригаде, как пишет его сын, Данил Григорьевич «… сверхурочно вечерами и ночами работал над проектами и сметами по восстановлению разрушенных и строительству новых зданий и сооружений завода и города. Неурочная эта работа оплачивалась продуктами. В это же время в казну за продукты были сданы золотые медали Данила Григорьевича».
Для ликвидации неграмотности населения и реализации программы всеобщего начального образования в 1922 г. в Ижевске был создан школьно-строительный комитет, членом которого становится Данил Григорьевич. Ему было поручено возглавить строительство первой каменной школы на площади Свободы (ныне район Центрального рынка, ул.К.Либкнехта, 17). Через полтора года по проекту Г.Ф. Сенатова (1885-после 1924) школа была построена, как пишет его сын, 31 декабря 1925 г. Данил Григорьевич «… на пороге этой школы вручил ключи от нее первой заведующей школы Ксении Михайловне Ившиной». Вскоре под руководством Степанова была построена школа на ул. Телегина (по тому же проекту) и на перекрестке улиц М.Горького и Кирова (ул. М.Горького, 220).
Четыре сына и две дочери Данилы Григорьевича ушли на фронт в годы Великой отечественной войны, два сына из четырех погибли. Скончался Данил Григорьевич в 1957 г.
Газета «Машиностроитель» часто публикует статьи о ветеранах Ижмаша, кафтанщиках и рабочих династиях. В номере от 29 сентября 2011 г. Наталья Шибанова опубликовала историю семьи Мокрецовых, в которой, в частности, говорится об упомянутых в списках братьях Александре Михайловиче и Николае Михайловиче Мокрецовых [9]. Статья основана на материалах семейного архива Юлии Игоревны Гулаковой, двоюродной праправнучки Михаила Андреевича Мокрецова.
image012
Николай Михайлович Мокрецов с женой Анной Петровной. Фото примерно 1916 г. Из семейного архива Ю.И. Гулаковой.

По сведениям, собранным в Центральном Государственном архиве УР (ЦГА УР) Юлией Игоревной, Николай Михайлович Мокрецов родился в 1892 г., поступил в магазинно-коробочную мастерскую Оружейного завода в июле 1911 г. и проработал с перерывами до 1914 г. [10]. Его неоднократно увольняли за невыход на работу, а в 1912 г. «из-за лишения свободы». Судя по фотографии, во время Первой мировой войны служил в армии. Последний раз принят на работу в июне 1920 г., уволен в ноябре 1921 г. [11]. Был застрелен при задержании. Это, вероятно, произошло в 1921 г. или позже.
О судьбе Александра Михайловича Юлия Игоревна Гулакова сообщила следующее: «Мокрецов Александр Михайлович родился в 1897 г. В 1912 г. поступил на завод в магазинно-коробочную мастерскую. Был участником Ижевско-Воткинского восстания 1918г. Служил пулеметчиком в составе Ижевской дивизии, бывшей боевым соединением армии адмирала Александра Колчака. Дошел до Дальнего Востока. После поражения армии вернулся в Ижевск по поддельным документам. В конце жизни держал пасеку. Умер в 1944 г.».
image014
Александр Михайлович Мокрецов. Фото 1940-х гг. Из семейного архива Ю.И. Гулаковой.

О Павле Екимыче Ожегове из рассказов моих родственников известно лишь то, что он был женат на дочери моего деда Тимофеева Никиты Лазаревича, ушедшего с армией Колчака и умершего в г. Томске в 1920 г. Судя по некрологу в газете «Удмуртская правда» [12], в декабре 1937 г. П. Е. Ожегов работал в г. Ижевске в конторе Удмуртторга.
Таким образом, рассмотренных здесь жителей Ижевска не коснулись репрессии, хотя они и попали в списки «бежавших с белогвардейцами» в январе 1919 г. Основная чистка участников восстания прошла в ноябре-декабре 1918 г., что отражено в протоколах заседания Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем при штабе 2-й армии восточного фронта, опубликованных в 2013 г. [13, 14].

1 квартальные – лица, следившие за порядком в определенном квартале. Назначались из жителей квартала местными властями.
2 Улица Старая Постановлением Революционного гражданского Совета ижевска от 13 декабря 1918 г. была переименована в улицу К.Маркса. Этим постановлением многие улицы и площади Ижевска получили новые названия. В январе 1919 г. ижевцы еще не привыкли к новым названия, и многие адреса приведены в списках по старым названиям улиц.
3 Шверник Николай Михайлович (1888-1970), советский политический деятель. С 1930 по 1944 год был первым секретарём Всесоюзного центрального совета профсоюзов (ВЦСПС).
4 Раскольниково – название села Гольяны с 1924 по 1938 г. Расположено в Завьяловском районе Удмуртии в 34 км к востоку от Ижевска. Село Гольяны было переименовано в честь Ф.Ф. Раскольникова (1892-1939), одного из большевистских командиров, активно участвовавших в подавлении Ижевско-Воткинского восстания. После того, как в 1938 г. он опубликовал в парижской эмигрантской газете письмо «Как меня сделали «врагом народа», Верховный Суд СССР объявил Ф.Ф. Раскольникова вне закона, что грозило ему при возвращении на родину расстрелом. А селу Раскольниково было возвращено его историческое название.

Литература
1 – ЦГА УР, фонд Р-137, опись 3, дела 11, 13.
2 – Личный архив А.В. Новикова.
3 – Газета «Удмуртская правда», 25.11.2011.
4 – Удмуртская Республика. Энциклопедия. – Ижевск: Изд-во «Удмуртия», 2000.
5 – Ворончихин С.И. Полвека за операционным столом: Записки хирурга. Ижевск, 1981.
6 – Газета «Ижевская правда», 22.05.1936.
7 – Щербаков В.И. Династия Щербаковых. Сборник трудов Ижевского отделения Международной Славянской Академии. Москва-Ижевск, 2010.
8 – Семейный архив Н.Д. Степанова.
9 – Шибанова Н. Мокрецовы из Мокрецовского переулка. Газета «Машиностроитель», 29.11.2-11.
10 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 99.
11 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 100.
12 — Газета «Удмуртская правда», 27.12.1937.
13 – Архив ФСБ, фонд 10, дело 52.
14 – Коробейников А.В. Ижевские повстанцы и «красный террор» (Протоколы ЧК 1918-1919 гг.), Ижевск, 2013.

Опубликовано в журнале «Ижнакар» № 1, 2013 г., с.18-26.
УДК 94(470.51)
МОЙ ДЕД ИЖЕВСКИЙ МАСТЕРОВОЙ НИКИТА ЛАЗАРЕВИЧ ТИМОФЕЕВ

Ижевский завод всегда славился производством стрелкового оружия, но его мастера особенно преуспели в изготовлении нарезных стволов, что говорило о высоком качестве выпускаемой стали и передовой технологии ствольного производства. Так, на международной выставке в 1900 г. в Париже ижевские умельцы показали ствол, завязанный в узел, скрученные вместе несколько стволов, демонстрирующие прочность и вязкость ижевской стали, за что завод получил золотую медаль.
Среди многочисленной плеяды ижевских рабочих, которые мало известны рядовым ижевцам, был и мой дед Никита Лазаревич Тимофеев, прошедший путь от ученика до старшего мастера ствольной мастерской.
image002
Он был потомственным ижевцем, вырос в старообрядческой семье, где с детства особенно ярко воспитывалось уважение к старшим, трудолюбие, порядочность. Его отец также работал на Ижевском оружейном заводе. В свидетельстве, выданном Лазарю Тимофееву в 1872 г., говорилось, что «…он работал при Ижевском оружейном заводе в ствольносверлильном мастерстве как при Казенном, так и Коммерческом Управлении 25 лет; … работы исполнял при примерном усердии и отличным искуством …» [1].
По переписи населения Российской Империи в списках домохозяев значилось, что Никита Лазаревич Тимофеев имел дом на Седьмой улице [2]. По рассказам моей бабушки Анисьи Андреевны, жены Никиты Лазаревича, дед продал этот дом и купил новый в более престижном районе города на так называемой Горе на углу улицы Старой и Горшечного переулка (ныне улицы К. Маркса и Бородина). При доме был большой, около 40 соток, участок земли. В этом доме у Никиты Лазаревича и Анисьи Андреевны к 1917 г. было восемь детей, среди которых была и моя мама Елизавета Никитична. Семья Тимофеевых жила небедно, поскольку, например, в 1903 г. месячная плата деда составляла 93 рубля [3], и был большой огород, покос за городом, где они заготовляли сено для коровы. Была лошадь с телегой и много домашней живности. Все дети с раннего возраста помогали родителям в домашнем хозяйстве, как было принято у старообрядцев.
При советской власти бабушке оставили шесть соток, на отобранной территории построили особняк, в котором поселились две семьи работников НКВД.
Я родился в доме деда в 1937 г., номер дома был в то время 213, а снесли его в 1955 г. при расширении мотозавода, и сейчас на этом месте расположена верхняя заводская проходная. В детстве я видел у моей бабушки Анисьи Андреевны почтовые открытки начала ХХ века с полным адресом дедовского дома: Вятская губерния, Сарапульский уезд, Вотская волость, Ижевский Завод, Гора, дом 7).
Но вернемся к Никите Лазаревичу. Он работал на заводе с 1879 г., сначала учеником, затем рабочим приборной мастерской, мастером. С 1896 г. в ствольной мастерской, где в 1901 г. назначается старшим мастеров [4]. Именно там готовили стволы для парижской выставки. Он прекрасно знал технологию и оборудование, за свой добросовестный труд неоднократно награждался медалями. Никита Лазаревич пользовался уважением рабочих, в 1901 году он был выбран в состав заводской кассы взаимопомощи.
Свою первую награду Никита Лазаревич получил в 1899 г. за совершенствование технологии штыка мосинской винтовки. Это была серебряная медаль для ношения на груди на Станиславской ленте. В 1903 г. его награждают второй серебряной медалью, которую предписано носить на груди на Анненской ленте [5].
В 1906 г. Николай II «…ВСЕМИЛОСТЕЙШЕ повелеть соизволил распространить действие приказа по военному ведомству 1905 года № 752 о награждении медалями за усиленную мирную службу во время минувшей войны с Японией, на служащих по вольному найму в военном ведомстве». Ижевский оружейный завод относился к этому ведомству, многие работники завода были награждены медалями. Никита Лазаревич получил золотую медаль для ношения на груди на Станиславской ленте. Эта медаль была наградой за то, что он «установил разработку колец для штыка-ножниц и приложил старание для наибольшего ежедневного выхода оружейных частей» [5]. В 1911 г. он получил еще одну золотую медаль [4]. Кстати, за каждую медаль из заработной платы вычитали 7 р. 50 к. в пользу «инвалидного капитала».
image004
1910 г. Семья Тимофеевых. Никита Лазаревич, Анисья Андреевна, сын и четыре дочери. Слева стоит сын Алексей, на переднем плане справа дочь Мария (1908-1998), участница женского мотопробега Ижевск-Москва 1936 г.

Никита Лазаревич много сделал для сохранения и развития ижевского старообрядчества.
Напомню, что старообрядчество представляет собой совокупность религиозных групп и церквей в России, не признавших церковной реформы 1653-56 гг. патриарха Никона (1605-1681). Этот раскол считают самым большим по своим последствиям событием XVII века и величайшей трагедией в истории многострадальной России.
Поводом к расколу русской церкви послужили разногласия, возникшие при исправлении церковных обрядов и книг. Греческие подлинники, с которых делались переводы на русский язык, были написаны в разное время и не были абсолютно одинаковы. При переводах и переписывании книг дополнительно вносились изменения и искажения. Царь поддерживал исправления церковных книг и обрядов Никона, так как усиление централизации церковного управления соответствовало интересам абсолютной власти царя. Но когда Никон стал сравнивать власть патриарха с солнцем, а власть царя с луной, лишь отражающей солнечный свет, и вмешиваться в светские дела, он впал в немилость. В 1666 г. Собор лишил Никона патриаршего сана, но утвердил его нововведения. С этого Собора русская церковь делится на православную господствующую и православную старообрядческую, которая отвергает реформы Никона. Официальная церковь именовала старообрядцев «раскольниками», старообрядцы называли приверженцев реформ «никонианами».
После Собора 1666 г. на старообрядцев обрушились гонения, продолжавшиеся до 1905 г. Тысячи людей были вынуждены бежать на окраины России. К 1917 году в России насчитывалось 20 млн. старообрядцев, что составляло 15 % населения империи.
В Ижевском заводе, как назывался Ижевск на протяжении более 160 лет, старообрядцы жили с момента основания завода, и здесь не было таких гонений, как в центральной части России.
Среди старообрядцев было много известных и уважаемых людей: купцы Порсевы, Оглоблины, семьи Агапитовых, Щербаковых, Тимофеевых, Ялуниных, Жаравиных, Локосовых, Пикулевых, Смоленцевых и другие [8]. Многие были почетными гражданами города, награждены медалями за многолетний труд на заводе.
Долгие годы у старообрядцев не было постоянной церкви, в начале 20 века они собирались на богослужения в доме торговца И.З. Леушина на улице Куренной (ныне ул. Красная).
17 апреля 1905 г. Николай II подписал именной высочайший указ, данный Сенату, «Об укреплении начал веротерпимости», который гласил: «В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. … Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. … Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам. … К исполнению сего Правительствующий Сенат не оставит учинить надлежащее распоряжение.
На подлинном Собственною Его императорского величества рукою подписано: «НИКОЛАЙ». [6]
После царского указа старообрядчество получило официальное признание, и встал вопрос о строительстве настоящего большого храма.
В это время заканчивалось строительство Михайловского собора, и в течение нескольких лет на его сооружение у работников завода вычитали из заработной платы 1%. Рабочие и мастера старообрядцы направили исполняющему делами начальника заводов полковнику Савостьянову приговор (прошение), которое подписали 43 человека [7]. В обращении к начальнику заводов старообрядцы просили о том, чтобы вычитаемая сумма в размере 1 % от заработка «не вычиталась бы на таковой храм, а взыскивалась бы на вновь проектирующийся наш старообрядческий храм и деньги, взыскиваемые с нас доверяли получать рабочему Михаилу Иосифовичу Смоленцеву».
Генерал-майор Савостьянов согласился с просьбой старообрядцев и дал указание помощнику начальника заводов издать соответствующее распоряжение, а «…удержание же денег с значащихся в упомянутом списке рабочих в пользу Михайловского храма прекратить теперь же» [8].
К этому времени эта накопившаяся за год «сумма 936 руб. 44 коп. выдана члену совета Ижевской старообрядческой общины Никите Лазареву Тимофееву под расписку в книге» [9].
Затем был составлен и утвержден начальником завода генерал-майором П. М. Савостьяновым список представителей от мастерских завода, которым разрешили собирать деньги на строительство церкви [10]. Вскоре деньги были собраны, и 17 мая 1909 года сотни старообрядцев прошли по центральной Троицкой (ныне Советская) улице до места будущего строительства храма, где и произошла его закладка.
image006
17 мая 1909 г. Закладка старообрядческого храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Троицкой. Фото И.А. Щербакова

Председателем строительного комитета был избран Никита Лазаревич Тимофеев. Строительство храма шло удивительно быстро. Уже через год без крана и других средств механизации он был построен, и 6 июня 1910 г. был поднят крест.
image008
Так выглядел это великолепный храм, безжалостно уничтоженный в 1936 году.
Фото И.А. Щербакова
Среди старообрядцев, участвующих в строительстве первого храма, следует отметить Ивана Александровича Щербакова (1888-1980), работника инструментальной мастерской. Ижевцы особенно должны быть благодарны ему за то, что, увлекаясь фотографией, он оставил нам прекрасные виды старого Ижевска и его окрестностей.
Никита Лазаревич Тимофеев после завершения строительства храма был избран товарищем (заместителем) председателя Совета Ижевской старообрядческой общины, а с мая 1910 г. по январь 1913 г. возглавлял ее.
В 1912 г. начальник ствольной мастерской направил рапорт помощнику начальника заводов по оружейному заводу о том, что старшего мастера Никиту Лазаревича Тимофеева «за долговременную его службу и принесшею своими трудами и знанием дела пользу для завода» желательно наградить званием личного почетного гражданина [11].
В следующем рапорте, направленном начальнику заводов, сообщалось, что Тимофеев будет представлен к этому званию, других документов по этому вопросу пока не обнаружено.
В 1918 г., когда в Ижевске произошло восстание, сын Никиты Лазаревича Алексей ушел с восставшими, о чем сообщал квартальный уполномоченный [12]. 8 ноября город был взят войсками Красной Армии, восстание подавлено. Пока я не нашел документов, которые говорили бы о причинах присоединения Алексея к восставшим – было ли это добровольным или же он попал под мобилизацию. Но его имя числится в списках вернувшихся в Ижевск, и есть вероятность найти сведения о его дальнейшей судьбе.
Трагические события вновь обрушились на Ижевск – 13 апреля 1919 г. Ижевск был захвачен войсками Колчака и вновь занят Красными 7 июня. Что касается моего деда Никиты Лазаревича, то о, отступив с армией Колчака, дошел с ней до Томска, заболел и там умер.
В феврале 1921 г. жена Никиты Лазаревича получила открытку без марки из г. Томска. Возможно, ее доставил в Ижевск кто-либо из вернувшихся из армии Колчака. Это была специальная церковная почтовая карточка, на лицевой стороне которой напечатаны ряд заповедей, среди которых была и такая: «Все грабят – ты не грабь. Все пьют – ты не пей. Все курят – ты не кури».
Но главное было то, что жена и дети с этой карточкой получили печальную весть о судьбе Никиты Лазаревича. Вот текст этого послания.
«Уважаемая Анисья Андреевна! Настоящим сообщаю, что ваш муж Никита Лазаревич Тимофеев преставился на вечную жизнь «идете не болезни ни печали» в 1920 году 17 января. Думаю, что вы были извещены своевременно, но я нашел нужным повторить сообщение для большей достоверности. Он болел не долго. Был мною исправлен и причащен св. таин. И похоронен по христианскому обычаю на старообряд. кладбище гор. Томска. И так известив Вас призываю на Вас мир Божий и благословение. Старообрядческий епископ Тихон г. Томска» [12]. К открытке была приложена страница из церковной книги о регистрации смерти Никиты Лазаревича.
Так трагически закончился жизненный путь замечательного специалиста и труженика, одного из миллионов жертв Гражданской войны. Его жена скончалась в 1964 г. в возрасте 98 лет, пережив мужа почти на полвека.
К счастью, ни она, ни ее дети не пострадали от репрессий 30-х годов. Сын Александр (1910-1948) с юных лет увлекался техникой и, окончив в 1926 г. фабрично-заводское училище, начал работать слесарем на Ижстальзаводе. Когда в Ижевске начали изготавливать мотоциклы, Александр поступил на мотоциклетный завод, работал слесарем. С 1932 по 1935 г. служил в Красной Армии. Вернувшись на мотозавод, работал обкатчиком, увлекся мотоспортом и участвовал в различных соревнованиях и мотопробегах [14]. Так, на всесоюзных соревнованиях по 100 км мотокроссу в 1938 г. А. Тимофеев занял второе место. Не имея даже среднего образования, самостоятельно освоил много специальностей, увлекался радиолюбительством. За прекрасное знание техники и умение работать с людьми, его назначают сначала мастером сборочного цеха, затем в возрасте 27 лет он становится начальником цеха [15]. Участник Великой отечественной войны, был ранен при форсировании реки Днепр.
Дочь Никиты Лазаревича Мария (1908-1998) долгие годы работала копировщицей на мотозаводе, начинала еще с П. В. Можаровым. Она, вместе с мужем П. И. Малаховым, также увлекалась мотоспортом, участвовала во многих соревнованиях. Мария Никитична была участницей беспримерного женского мотопробега Ижевск-Москва летом 1936 года. В 1937 г. на отборочных соревнованиях к первенству СССР она заняла первое место, а на чемпионате страны в Киеве заняла третье место [16, 17].
Многочисленные внуки и правнуки Н. Л. Тимофеева успешно трудятся на многих предприятиях Ижевска. Но это уже отдельная тема.

Литература и источники

1 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 2129, л. 256.
2 – ЦГА УР, ф. 236, оп. 1, д. 10, л. 48.
3 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 71, т. 11, л. 2.
4 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 4439, т. 11, л. 28.
5 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4065, л.12.
6 – Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T. XXV: 1905. Спб., 1908. С.237-238.
7 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 3983, л. 252.
8 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 3983, л. 255.
9 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4088, л. 8.
10 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4088, л. 27.
11 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4502, л. 5 и 7.
12 – ЦГА УР, ф. Р-137, оп. 3, д. 11, л. 64.
13 – Семейный архив М. П. Малахова.
14 – ЦГА УР, ф. 1276, оп.1, д. 42, л. 8-11.
15 – Газета «Удмуртская правда», 29.03.1938.
16 – Газета «Удмуртская правда», 20.09.1937.
17 – Газета «Удмуртская правда», 8.10.1937.

Покушение на Ижевский пруд
(статья из газеты «Берегиня» № 9, 2008 г.)

В 18 веке в период войн, связанных с расширением Российской империи, бурно развивалась промышленность. На Урале и прилегающих к нему западных территориях были построены десятки новых заводов. На территории Удмуртии в 1759 году началось строительство Воткинского и Пудемского заводов, а в 1760 году — Ижевского завода. Единственным источником механической энергии в то время была вода, поэтому заводы строились на реках, и первым сооружением всегда была плотина. 10 апреля 1760 года строительством плотины на реке Иж было положено начало ижевскому пруду. Через три года его вода по специальным каналам хлынула на колеса, и заработали молота, горны и машины Ижевского железоделательного завода. В том далеком 1763 году завод изготовил первые 7 тысяч пудов, и это стало возможно только благодаря пруду.
Возможность расширения пруда наряду с имеющейся металлургической базой, обилием лесов и рабочей силы была одной из причин, которая способствовала тому, что выдающийся организатор промышленности России, член Берг-коллегии (по сути министерства) А.Ф. Дерябин при выборе места строительства будущего оружейного завода остановился на Ижевском заводе. После открытия в 1807 году оружейного производства за последующие десятилетия наш пруд-труженик обеспечил выпуск сотен тысяч ружей и винтовок.
Более двух с половиной столетий ижевский пруд является основным источником хозяйственно-питьевого и промышленного водоснабжения города. Это и раздолье для рыбаков (хотя рыбы с каждым годом становится все меньше) и место отдыха горожан. Именно благодаря пруду и заводам, работа которых полностью зависела от пруда, наш Ижевск из небольшого заводского поселка превратился в крупный промышленный центр Росси.
Площадь пруда составляет 24 кв. км, полный объем – 76,3 млн. куб. м. Среднегодовой объем водозабора из Ижевского водохранилища на хозяйственно — питьевое и промышленное водоснабжение составляет около 70 млн. куб.м. Суммарный годовой сброс в пруд сточных вод, большая часть которых относится к категории недостаточно очищенных, колеблется в пределах 6 млн. куб. м.
За свою историю пруд ни разу не чистили, лишь последние в годы предпринимается слабая попытка углубить и очистить дно от векового ила. Хотя работы по углублению дна пруда ведутся с перерывами с 1972 года, достают не иловые отложения, которые прибыли не дают, а песок, его извлекли уже миллионы кубометров и он идет на хозяйственные нужды и строительство. Как всегда, на экологию денег нет.
На протяжении последних 20 лет назад местные газеты постоянно публиковали статьи о критическом состоянии ижевского пруда. Вот эти проблемы:
— накопление на дне пруда многометровых иловых отложений, включающих соли многих металлов от выбросов в атмосферу и сбросов в канализацию (железо, медь, цинк, формальдегид, азот, нефтепродукты и многие другие вещества);
— загрязнение рек, питающих пруд (Иж, Подборенка, Пазелинка) промышленными сбросами, канализационными стоками и бытовыми отходами;
— крайне недостаточная мощность очистных сооружений;
— исчезновение раковин перловиц, пропускающих через свой организм воду и очищающих ее от вредных веществ;
— гибель полезной растительности;
— уменьшение кормовой базы (исчезновение нерестилищ, мотыля) и, соответственно, резкое снижение рыбных запасов (кстати, в 1950 годы существовал рыбзавод);
Основными источниками загрязнения пруда являются заводы «Ижсталь», «Ижмаш», «Ижводоканал» и ТЭЦ-1.
В газете «Машиностроитель» от 20 марта 2008 г., издаваемой ОАО «Ижевский машиностроительный завод», помещена статья «Ижевский пруд: обоснованная тревога».
Начальник отдела водных ресурсов по Удмуртской Республике А. Измайлова сообщает в статье, что показатели органического загрязнения Ижевского водохранилища более чем в два раза превышают требования, предъявляемые к водным объектам в местах питьевого водопользования, и что «… экологическое состояние Ижевского водохранилища вызывает у нас особую тревогу».
В статье далее говорится: «В воде Ижевского водохранилища обнаружено до 240 видов органических веществ как природного, так и антропогенного происхождения, около половины которых относится к группе нефтяных углеводородов. Кроме того, выявлено большое число веществ (кислот и их эфиров), присутствие которых может быть обусловлено процессами размножения и отмирания водной флоры, в том числе и водорослей.
Общей причиной экологического неблагополучия Ижевского водохранилища специалисты называют несоответствие его потенциала самоочищения величине техногенной нагрузки, создаваемой городом».
Критическое состояние пруда подтверждается тем, что впервые в его истории в 2007 году городской пляж не был открыт, и в этом году на 20 июня он также пока не открыт.
Пруд, как живой организм, ждет помощи. Пока не поздно, ему надо помочь. Не стоянки автомашин, промышленные, жилые и административные здания должны возводиться в прибрежной водоохраннной зоне пруда, а зеленые насаждения и парки. Нашим архитекторам следует познакомиться с основами экологии, понять, наконец, чем для города является пруд и не выполнять слепо указания начальства, что и где строить. А руководству республики и города пора начать выносить на обсуждение общественности крупные проекты, касающиеся всего населения. Когда-то город был засекречен, так неужели до сих пор наше руководство все еще пытается в секрете от жителей принимать некомпетентные решения! Примеров амбициозных проектов, реализуемых без учета их воздействия на пруд и на речки, питающие пруд, немало. Один из них – зоопарк, место для которого выбрано недалеко от пруда. Вырублены сотни деревьев в парке, служившем ижевчанам более 75 лет. Какая канализационная система должна быть для этого зоопарка, сколько вспомогательных сооружений необходимо возвести (кафе, стоянок и пр.) и какой новый удар получит пруд! Хорошо известно, в каком жалком состоянии находятся очистные сооружения города. Неужели для зоопарка не нашлось места в перспективных районах на окраине города!
Последним покушением на пруд был остров с гигантской башней — конгресс-холлом высотой 120 метров, что почище всякого зоопарка. Его плановая стоимость сначала составляла 4,5 млрд рублей, затем она была скорректирована до 6,5 млрд без учетов сотен миллионов на строительство моста к нему и намыв острова. Все эти гигантские стройки ложатся тяжелым бременем на жителей города и республики в условиях крайне низкого уровня жизни основной массы населения, роста цен на жилье и инфляции.

image001
30-этажный конгресс-центр «Калашников»

После сообщения о том, то на ижевском пруду будет намыт остров, а на нем выстроят 120-метровый конгресс-центр «Калашников», жители города начали возмущаться, сначала робко, затем появились выступления в местной прессе, начался сбор подписей против строительства. Возникло движение ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА, инициаторами которого стали преподаватели Удмуртского университета. Целью движения было не допустить строительство конгресс-холла на ижевском пруду. Конечно, в официальной прессе не могли появиться протестные выступления – она практически вся подконтрольна местным властям. Единственной газетой, которая организовала дискуссию на эту тему, публикуя обоснованные и острые выступления многих авторов, была газета «День».
В газете «День» от 15 ноября 2007 г. в статье «Хотели как в Ницце» Надежда Гладыш писала: «Реализация ПРОЕКТа ставит своей целью получение прибыли, источником которой должна стать гостиница. В свои окна постояльцы увидят дымящиеся трубы, заводские корпуса. С высоты 120 метров отмели Ижевского пруда предстанут грязными бурыми пятнами. Запах цветущей стоячей воды проникнет даже сквозь пластиковые окна. Поэтому рентабельность гостиничного бизнеса представляется сомнительной. Возникает потенциальная опасность перевода содержания конгресс-центра на бюджет города.
Функционирование 30-этажного здания посреди питьевого водоема вызывает опасения».
Последняя фраза касается экологии пруда и эту проблему следует рассмотреть особо.
Согласно экологической статистике, на территорию пруда ежегодно выпадало несколько тысяч тонн твердых веществ от выбросов металлургического, машиностроительного заводов и ТЭЦ-1. Хорошо известно, что в Ижевске преобладают ветры с юго-запада, и даже сейчас, в условиях снижения объема производства этих заводов, шлейфы дыма тянутся к пруду, покрывая его поверхность вплоть до противоположного берега. Представьте себе конгресс-центр, покрытый копотью и сажей, пропитанный запахом угля и другой химии. Ну, от этого будут страдать туристы и участники конгрессов, которые, по задумке авторов, предполагается проводить в Ижевске. А что получит город?
При условии проживания в конгресс-центре нескольких сот человек, размещения кафе и ресторанов, также многочисленного обслуживающего персонала возникает проблема отвода значительного объема канализационных стоков через водное пространство.
Борьба против строительства конгресс-центра началась весной 2007 года. На митинге, организованном 7 апреля Координационным советом гражданских действий Удмуртии при активном участии регионального отделения партии «Патриоты России», собрались активисты многих комитетов и движений. Среди многочисленных лозунгов митингующих были требования запретить это гигантское строительство. Был организован сбор подписей против строительства. Подписные листы с тысячами подписей стали уходить в Администрацию Президента России, но все это заканчивалось пересылкой листов местным властям.

В конце 2007 года в Интернете появился сайт x.udm.ru, созданный движением «ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА». На сайте размещены материалы, составленные специалистами различных отраслей. Эти материалы касаются этико-символических, архитектурно-градостроительных аспектов и безопасности проекта, и здесь люди получили возможность высказать свою точку зрения.
В этико-символическом аспекте, рассматривая отношение к оружию, авторы отмечают, что «использование автомата в качестве символа населенного пункта недопустимо с нравственной точки зрения», автомат Калашникова «… не использовался в Великой Отечественной войне, поэтому не может служить символом освобождения для России, в отличие от развивающихся стран, добившихся своей независимости с АК в руках».
В продолжение этой темы далее говорится: «По своему размеру и месту расположения здание конгресс-центра претендует на статус главной доминанты Ижевска, столицы национальной республики. Наделенное буквальной символикой, это здание своим видом и размерами утверждает главенство производства АК над всеми многочисленными аспектами истории Удмуртии. Особенно явственно оружейная доминанта подавляет монумент Дружбы народов и Михайловский собор. Сведение всей жизни Удмуртской республики к выпуску одного вида стрелкового оружия оскорбительно для представителей коренной национальности».
Отмечается также, что «здание–автомат, поставленное в центре питьевого водоема – символ нечистоплотности. Аналогично гранате в тарелке супа».
Архитектурно-градостроительный аспект затрагивает такие вопросы, как антиэстетичность проекта, противопоставление ландшафту, функциональное несоответствие, экономическая нецелесообразность.
Экологическая опасность проекта обосновывается тем, что сооружение конгресс центра приведет к загрязнению питьевого водоема.
Последний фактор следует рассмотреть особо, поскольку в последние годы произошло значительное ухудшение ситуации в области природоохранного управления и контроля. Дело в том, что существующий федеральный закон «Об охране окружающей среды», подписанный Президентом РФ 10 января 2002 года и Водный кодекс РФ, утвержденный в 2006 году существенно уменьшили природоохранные ограничения, особенно на использование водоемов по сравнению с аналогичным законодательство, принятым в 1991 году. Закон (тогда еще РСФСР) «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 года явился результатом борьбы экологов и чиновников от исполнительной власти. Тогда зеленые во главе с академиком А.В. Яблоковым победили, добившись разграничение компетенции законодательной и исполнительной ветвей власти в области охраны окружающей природной среды (статьи 5 и 6 раздела I). По этому закону управление в области окружающей природной среды осуществляли специально уполномоченные государственные органы (статья 7) во главе с Комитетом при высшем законодательном органе. По существующему закону все полномочия отданы одному из исполнительных органов — Министерству природных ресурсов, подчиняющемуся премьер-министру. На муниципальном уровне экологией управляют также исполнительные органы власти. Таким образов, потребителям природных ресурсов предоставлено право контролировать самих себя. С 2008 года ликвидированы экологические фонды. И это все в условиях сращивания политики и бизнеса и диких псевдорыночных отношений! После принятия существующего сейчас закона «Об охране окружающей среды» в Удмуртии, например, резко уменьшилась информативность ежегодных Национальных докладов о состоянии окружающей среды.
То, что раньше на основе норм, например, размеров водоохранных зон, запрещалось при экологической экспертизе, по новому закону может быть разрешено, поскольку эти зоны сокращены. Если по старому законодательству водоохранная зона Ижевского пруда составляла 500 м, то сейчас она уменьшена в 10 раз!
О работы экологов в этих условиях хорошо сказал академик А.В. Яблоков в статье «Я другой такой страны не знаю» (газета «Берегиня», №3-4, 2008 год: «Сейчас мы вынуждены работать в небывало жестком – анти-зеленом – окружении власти. Власть сейчас у групп, которые открыто декларируют, что наши экологические ценности – никакие не ценности для сегодняшней России».
В результате – гигантские стройки без экологической экспертизы, массовая точечная застройка в городах, несмотря на многочисленные протесты жителей, десятки тысяч прорывов нефтепроводов – все это наносит огромный вред окружающей среде.
Движение ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА еще в ноябре 2007 г. обратилось к Председателю Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, представителю в СФ от правительства Удмуртской Республики В.Е. Шудегову с официальным обращением о необходимости запрета строительства этого сооружения. В ответе на это обращение В.Е. Шудегов сообщил, что 25 декабря он подписал Депутатский запрос об экспертизе проекта конгресс-центра в Федеральную службу по надзору в сфере природопользования РФ.
Аналогичное обращение было направлено 8 февраля 2008 г. Первому заместителю Председателя Правительства РФ Медведеву Д.А. (тогда еще не Президенту). В нем, в частности, говорится:
«Движение ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА объединяет конструкторов, научную и творческую интеллигенцию, ветеранов-оружейников, которые выступают против инвестиционного проекта строительства Конгресс-центра, оскорбительного для оружейников, всех жителей Ижевска».
«Ведущие специалисты региона, входящие в наше движение, составили список технических, экологических, эстетических и нравственных аргументов против данного проекта. В различных списках собрано более 20 тысяч подписей протеста. Однако в регионе сложилась порочная практика кулуарного принятия решений, затрагивающих жизненные интересы граждан.
Мы обращаемся к Вам с просьбой остановить произвол местных властей, снять инвестиционный проект строительства Конгресс-центра».
Среди подписавших выдающиеся конструкторы ижевского оружия, почетные ветераны заводов, доктора и кандидаты наук, сотрудники многих музеев, лауреаты государственных премий, почетные граждане Ижевска и Удмуртии.
Негативное отношение к проекту строительства Конгресс-центра «Калашников» было выражено также в официальных обращениях к Председателю Правительства Удмуртской Республики Питкевичу Ю.С. и Главе муниципального образования «город Ижевск» Балакину В. В. Аналогичные обращения были направлены в общественную палату Ижевска, Председателю Российского Союза машиностроителей Чемезову С. В., прибывшему в Ижевск на съезд российских машиностроителей.

PENTAX Image
Протестующие на центральной площади г. Ижевска.

23 декабря 2007 года физики удмуртского университета, инициаторы движения ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА собрались на центральной площади Ижевска, чтобы под барабанный бой поднять воздушные шары на высоту 120 метров и, таким образом, продемонстрировать размеры конгресс-центра. Здесь же был продолжен сбор подписей против его строительства.

Борьба против строительства конгресс-центра завершилась победой. 22 февраля 2008 года на заседании расширенной коллегии Минстроя Удмуртской Республики президент республики А.А. Волков заявил о замораживании на неопределенный срок этого глобального проекта.
Проект заморожен, но успокаиваться рано. Отсутствие общественной экспертизы, до крайности мягкое природоохранное законодательство, особенно водный кодекс, развязали руки проектировщикам и строителям, и в этих условиях не исключена возможность появления новых подобных проектов. Люди, будьте бдительны!

Сергей Селивановский, доцент Ижевского государственного технического университета (ИжГТУ), член Союза журналистов РФ