Опубликовано в журнале «Ижнакар» № 1, 2013 г., с.18-26.
УДК 94(470.51)
МОЙ ДЕД ИЖЕВСКИЙ МАСТЕРОВОЙ НИКИТА ЛАЗАРЕВИЧ ТИМОФЕЕВ

Ижевский завод всегда славился производством стрелкового оружия, но его мастера особенно преуспели в изготовлении нарезных стволов, что говорило о высоком качестве выпускаемой стали и передовой технологии ствольного производства. Так, на международной выставке в 1900 г. в Париже ижевские умельцы показали ствол, завязанный в узел, скрученные вместе несколько стволов, демонстрирующие прочность и вязкость ижевской стали, за что завод получил золотую медаль.
Среди многочисленной плеяды ижевских рабочих, которые мало известны рядовым ижевцам, был и мой дед Никита Лазаревич Тимофеев, прошедший путь от ученика до старшего мастера ствольной мастерской.
image002
Он был потомственным ижевцем, вырос в старообрядческой семье, где с детства особенно ярко воспитывалось уважение к старшим, трудолюбие, порядочность. Его отец также работал на Ижевском оружейном заводе. В свидетельстве, выданном Лазарю Тимофееву в 1872 г., говорилось, что «…он работал при Ижевском оружейном заводе в ствольносверлильном мастерстве как при Казенном, так и Коммерческом Управлении 25 лет; … работы исполнял при примерном усердии и отличным искуством …» [1].
По переписи населения Российской Империи в списках домохозяев значилось, что Никита Лазаревич Тимофеев имел дом на Седьмой улице [2]. По рассказам моей бабушки Анисьи Андреевны, жены Никиты Лазаревича, дед продал этот дом и купил новый в более престижном районе города на так называемой Горе на углу улицы Старой и Горшечного переулка (ныне улицы К. Маркса и Бородина). При доме был большой, около 40 соток, участок земли. В этом доме у Никиты Лазаревича и Анисьи Андреевны к 1917 г. было восемь детей, среди которых была и моя мама Елизавета Никитична. Семья Тимофеевых жила небедно, поскольку, например, в 1903 г. месячная плата деда составляла 93 рубля [3], и был большой огород, покос за городом, где они заготовляли сено для коровы. Была лошадь с телегой и много домашней живности. Все дети с раннего возраста помогали родителям в домашнем хозяйстве, как было принято у старообрядцев.
При советской власти бабушке оставили шесть соток, на отобранной территории построили особняк, в котором поселились две семьи работников НКВД.
Я родился в доме деда в 1937 г., номер дома был в то время 213, а снесли его в 1955 г. при расширении мотозавода, и сейчас на этом месте расположена верхняя заводская проходная. В детстве я видел у моей бабушки Анисьи Андреевны почтовые открытки начала ХХ века с полным адресом дедовского дома: Вятская губерния, Сарапульский уезд, Вотская волость, Ижевский Завод, Гора, дом 7).
Но вернемся к Никите Лазаревичу. Он работал на заводе с 1879 г., сначала учеником, затем рабочим приборной мастерской, мастером. С 1896 г. в ствольной мастерской, где в 1901 г. назначается старшим мастеров [4]. Именно там готовили стволы для парижской выставки. Он прекрасно знал технологию и оборудование, за свой добросовестный труд неоднократно награждался медалями. Никита Лазаревич пользовался уважением рабочих, в 1901 году он был выбран в состав заводской кассы взаимопомощи.
Свою первую награду Никита Лазаревич получил в 1899 г. за совершенствование технологии штыка мосинской винтовки. Это была серебряная медаль для ношения на груди на Станиславской ленте. В 1903 г. его награждают второй серебряной медалью, которую предписано носить на груди на Анненской ленте [5].
В 1906 г. Николай II «…ВСЕМИЛОСТЕЙШЕ повелеть соизволил распространить действие приказа по военному ведомству 1905 года № 752 о награждении медалями за усиленную мирную службу во время минувшей войны с Японией, на служащих по вольному найму в военном ведомстве». Ижевский оружейный завод относился к этому ведомству, многие работники завода были награждены медалями. Никита Лазаревич получил золотую медаль для ношения на груди на Станиславской ленте. Эта медаль была наградой за то, что он «установил разработку колец для штыка-ножниц и приложил старание для наибольшего ежедневного выхода оружейных частей» [5]. В 1911 г. он получил еще одну золотую медаль [4]. Кстати, за каждую медаль из заработной платы вычитали 7 р. 50 к. в пользу «инвалидного капитала».
image004
1910 г. Семья Тимофеевых. Никита Лазаревич, Анисья Андреевна, сын и четыре дочери. Слева стоит сын Алексей, на переднем плане справа дочь Мария (1908-1998), участница женского мотопробега Ижевск-Москва 1936 г.

Никита Лазаревич много сделал для сохранения и развития ижевского старообрядчества.
Напомню, что старообрядчество представляет собой совокупность религиозных групп и церквей в России, не признавших церковной реформы 1653-56 гг. патриарха Никона (1605-1681). Этот раскол считают самым большим по своим последствиям событием XVII века и величайшей трагедией в истории многострадальной России.
Поводом к расколу русской церкви послужили разногласия, возникшие при исправлении церковных обрядов и книг. Греческие подлинники, с которых делались переводы на русский язык, были написаны в разное время и не были абсолютно одинаковы. При переводах и переписывании книг дополнительно вносились изменения и искажения. Царь поддерживал исправления церковных книг и обрядов Никона, так как усиление централизации церковного управления соответствовало интересам абсолютной власти царя. Но когда Никон стал сравнивать власть патриарха с солнцем, а власть царя с луной, лишь отражающей солнечный свет, и вмешиваться в светские дела, он впал в немилость. В 1666 г. Собор лишил Никона патриаршего сана, но утвердил его нововведения. С этого Собора русская церковь делится на православную господствующую и православную старообрядческую, которая отвергает реформы Никона. Официальная церковь именовала старообрядцев «раскольниками», старообрядцы называли приверженцев реформ «никонианами».
После Собора 1666 г. на старообрядцев обрушились гонения, продолжавшиеся до 1905 г. Тысячи людей были вынуждены бежать на окраины России. К 1917 году в России насчитывалось 20 млн. старообрядцев, что составляло 15 % населения империи.
В Ижевском заводе, как назывался Ижевск на протяжении более 160 лет, старообрядцы жили с момента основания завода, и здесь не было таких гонений, как в центральной части России.
Среди старообрядцев было много известных и уважаемых людей: купцы Порсевы, Оглоблины, семьи Агапитовых, Щербаковых, Тимофеевых, Ялуниных, Жаравиных, Локосовых, Пикулевых, Смоленцевых и другие [8]. Многие были почетными гражданами города, награждены медалями за многолетний труд на заводе.
Долгие годы у старообрядцев не было постоянной церкви, в начале 20 века они собирались на богослужения в доме торговца И.З. Леушина на улице Куренной (ныне ул. Красная).
17 апреля 1905 г. Николай II подписал именной высочайший указ, данный Сенату, «Об укреплении начал веротерпимости», который гласил: «В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. … Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. … Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам. … К исполнению сего Правительствующий Сенат не оставит учинить надлежащее распоряжение.
На подлинном Собственною Его императорского величества рукою подписано: «НИКОЛАЙ». [6]
После царского указа старообрядчество получило официальное признание, и встал вопрос о строительстве настоящего большого храма.
В это время заканчивалось строительство Михайловского собора, и в течение нескольких лет на его сооружение у работников завода вычитали из заработной платы 1%. Рабочие и мастера старообрядцы направили исполняющему делами начальника заводов полковнику Савостьянову приговор (прошение), которое подписали 43 человека [7]. В обращении к начальнику заводов старообрядцы просили о том, чтобы вычитаемая сумма в размере 1 % от заработка «не вычиталась бы на таковой храм, а взыскивалась бы на вновь проектирующийся наш старообрядческий храм и деньги, взыскиваемые с нас доверяли получать рабочему Михаилу Иосифовичу Смоленцеву».
Генерал-майор Савостьянов согласился с просьбой старообрядцев и дал указание помощнику начальника заводов издать соответствующее распоряжение, а «…удержание же денег с значащихся в упомянутом списке рабочих в пользу Михайловского храма прекратить теперь же» [8].
К этому времени эта накопившаяся за год «сумма 936 руб. 44 коп. выдана члену совета Ижевской старообрядческой общины Никите Лазареву Тимофееву под расписку в книге» [9].
Затем был составлен и утвержден начальником завода генерал-майором П. М. Савостьяновым список представителей от мастерских завода, которым разрешили собирать деньги на строительство церкви [10]. Вскоре деньги были собраны, и 17 мая 1909 года сотни старообрядцев прошли по центральной Троицкой (ныне Советская) улице до места будущего строительства храма, где и произошла его закладка.
image006
17 мая 1909 г. Закладка старообрядческого храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Троицкой. Фото И.А. Щербакова

Председателем строительного комитета был избран Никита Лазаревич Тимофеев. Строительство храма шло удивительно быстро. Уже через год без крана и других средств механизации он был построен, и 6 июня 1910 г. был поднят крест.
image008
Так выглядел это великолепный храм, безжалостно уничтоженный в 1936 году.
Фото И.А. Щербакова
Среди старообрядцев, участвующих в строительстве первого храма, следует отметить Ивана Александровича Щербакова (1888-1980), работника инструментальной мастерской. Ижевцы особенно должны быть благодарны ему за то, что, увлекаясь фотографией, он оставил нам прекрасные виды старого Ижевска и его окрестностей.
Никита Лазаревич Тимофеев после завершения строительства храма был избран товарищем (заместителем) председателя Совета Ижевской старообрядческой общины, а с мая 1910 г. по январь 1913 г. возглавлял ее.
В 1912 г. начальник ствольной мастерской направил рапорт помощнику начальника заводов по оружейному заводу о том, что старшего мастера Никиту Лазаревича Тимофеева «за долговременную его службу и принесшею своими трудами и знанием дела пользу для завода» желательно наградить званием личного почетного гражданина [11].
В следующем рапорте, направленном начальнику заводов, сообщалось, что Тимофеев будет представлен к этому званию, других документов по этому вопросу пока не обнаружено.
В 1918 г., когда в Ижевске произошло восстание, сын Никиты Лазаревича Алексей ушел с восставшими, о чем сообщал квартальный уполномоченный [12]. 8 ноября город был взят войсками Красной Армии, восстание подавлено. Пока я не нашел документов, которые говорили бы о причинах присоединения Алексея к восставшим – было ли это добровольным или же он попал под мобилизацию. Но его имя числится в списках вернувшихся в Ижевск, и есть вероятность найти сведения о его дальнейшей судьбе.
Трагические события вновь обрушились на Ижевск – 13 апреля 1919 г. Ижевск был захвачен войсками Колчака и вновь занят Красными 7 июня. Что касается моего деда Никиты Лазаревича, то о, отступив с армией Колчака, дошел с ней до Томска, заболел и там умер.
В феврале 1921 г. жена Никиты Лазаревича получила открытку без марки из г. Томска. Возможно, ее доставил в Ижевск кто-либо из вернувшихся из армии Колчака. Это была специальная церковная почтовая карточка, на лицевой стороне которой напечатаны ряд заповедей, среди которых была и такая: «Все грабят – ты не грабь. Все пьют – ты не пей. Все курят – ты не кури».
Но главное было то, что жена и дети с этой карточкой получили печальную весть о судьбе Никиты Лазаревича. Вот текст этого послания.
«Уважаемая Анисья Андреевна! Настоящим сообщаю, что ваш муж Никита Лазаревич Тимофеев преставился на вечную жизнь «идете не болезни ни печали» в 1920 году 17 января. Думаю, что вы были извещены своевременно, но я нашел нужным повторить сообщение для большей достоверности. Он болел не долго. Был мною исправлен и причащен св. таин. И похоронен по христианскому обычаю на старообряд. кладбище гор. Томска. И так известив Вас призываю на Вас мир Божий и благословение. Старообрядческий епископ Тихон г. Томска» [12]. К открытке была приложена страница из церковной книги о регистрации смерти Никиты Лазаревича.
Так трагически закончился жизненный путь замечательного специалиста и труженика, одного из миллионов жертв Гражданской войны. Его жена скончалась в 1964 г. в возрасте 98 лет, пережив мужа почти на полвека.
К счастью, ни она, ни ее дети не пострадали от репрессий 30-х годов. Сын Александр (1910-1948) с юных лет увлекался техникой и, окончив в 1926 г. фабрично-заводское училище, начал работать слесарем на Ижстальзаводе. Когда в Ижевске начали изготавливать мотоциклы, Александр поступил на мотоциклетный завод, работал слесарем. С 1932 по 1935 г. служил в Красной Армии. Вернувшись на мотозавод, работал обкатчиком, увлекся мотоспортом и участвовал в различных соревнованиях и мотопробегах [14]. Так, на всесоюзных соревнованиях по 100 км мотокроссу в 1938 г. А. Тимофеев занял второе место. Не имея даже среднего образования, самостоятельно освоил много специальностей, увлекался радиолюбительством. За прекрасное знание техники и умение работать с людьми, его назначают сначала мастером сборочного цеха, затем в возрасте 27 лет он становится начальником цеха [15]. Участник Великой отечественной войны, был ранен при форсировании реки Днепр.
Дочь Никиты Лазаревича Мария (1908-1998) долгие годы работала копировщицей на мотозаводе, начинала еще с П. В. Можаровым. Она, вместе с мужем П. И. Малаховым, также увлекалась мотоспортом, участвовала во многих соревнованиях. Мария Никитична была участницей беспримерного женского мотопробега Ижевск-Москва летом 1936 года. В 1937 г. на отборочных соревнованиях к первенству СССР она заняла первое место, а на чемпионате страны в Киеве заняла третье место [16, 17].
Многочисленные внуки и правнуки Н. Л. Тимофеева успешно трудятся на многих предприятиях Ижевска. Но это уже отдельная тема.

Литература и источники

1 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 2129, л. 256.
2 – ЦГА УР, ф. 236, оп. 1, д. 10, л. 48.
3 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 71, т. 11, л. 2.
4 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 4439, т. 11, л. 28.
5 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4065, л.12.
6 – Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T. XXV: 1905. Спб., 1908. С.237-238.
7 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 3983, л. 252.
8 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 3983, л. 255.
9 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4088, л. 8.
10 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4088, л. 27.
11 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4502, л. 5 и 7.
12 – ЦГА УР, ф. Р-137, оп. 3, д. 11, л. 64.
13 – Семейный архив М. П. Малахова.
14 – ЦГА УР, ф. 1276, оп.1, д. 42, л. 8-11.
15 – Газета «Удмуртская правда», 29.03.1938.
16 – Газета «Удмуртская правда», 20.09.1937.
17 – Газета «Удмуртская правда», 8.10.1937.

Leave a Reply