Память, которую мы потеряли

Опубликовано в сокращенном виде в Сборнике трудов Ижевского отделения Международной Славянской академии. Вып. 4. – М.-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2015. С.71-84.

Памятники Ижевска – наша история. Люди создают их, чтобы напоминать будущим поколениям о событиях, участниками или свидетелями которых они были. Мы бережно храним в библиотеках рукописи, но почему-то к памятникам у нас отношение другое. Одни памятники ломаем, другие переносим с места на место (иногда несколько раз), третьи при реставрации изменяются до неузнаваемости.

На протяжении многих лет принимались многочисленные законы и постановления об охране памятников, но часто нарушались и нарушаются до сих пор.

1918 год. Декрет Совета Народных Комиссаров «О памятниках Республики» и «О регистрации, приеме на учет и охране памятников искусства и старины».

1978 год. Закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

Основные памятники Ижевска, подлежащие охране, перечислены с соответствующими историческими комментариями в книге «Памятники истории и культуры Удмуртии. Каталог. Ижевск, изд-во «Удмуртия», 1990».

К достаточно широкому понятию памятники относится следующее.

1. Памятники природы: водоемы, реки, родники и другие природные объекты, связанные с истрическими событиями, иногда даже отдельные деревья.

2. Географические названия.

3. Памятники истории: городища, отдельные археологические находки, здания, иногда даже части зданий, скульптурные произведения, памятники градостроительства, зодчества и истории культуры.

4. Памятники науки, техники.

5. Памятные места, например, площади, на которых происходили важные события.

6. Исторические захоронения (одиночные или групповые могилы выдающихся деятелей прошлого).

7. Памятники монументального искусства и народного творчества.

Часто бывает трудно определить историческую ценность того или иного памятника или здания. А поспешным разрушением иногда можно безвозвратно потерять память о прошлом, исказить события настоящего и ориентацию на будущее. Так, после революции снесли Михайловскую колонну в сквере напротив Александро-Невского собора, много церквей, добротные кирпичные дома по ул. М. Горького, которые могли бы стоять еще не один десяток лет и напоминать о старом Ижевске. Исчезли памятники у здания МВД, с перекрестка ул. Советской и М. Горького перенесли на ул. памятник И. Д. Пастухову, два раза переносили бюст дважды героя Советского Союза Е. М. Кунгурцева.

Разрушение десятков добротных каменных и деревянных домов в центре города (земская больница, дома купцов и владельцев частных оружейных фабрик и друие) привело к исчезновению исторического облика старого города.

Давайте же более бережно обращаться с нашим прошлым, без которого не может быть достойного будущего.

Клуб Октябрьской Революции (КОР)

image002

1930-е гг. Клуб Октябрьской Революции (КОР). Это здание, построенное в 1930 г., было реконструировано в 1948 г. В нем размещался дворец культуры завода ИЖМАШ. На крыше здания были установлены отлитые из бетона трёхметровые фигуры солдата и рабочего как символ единства фронта и тыла в годы войны. После второй реконструкции в 2011 г. сюда переехал Русский драмтеатр. К сожалению, при этой реконструкции фигуры солдата и рабочего, установленные на крыше здания, были уничтожены.

В 1933 г. в здании клуба проводились оперные спектакли: «Евгений Онегин», «Риголетто», «Дубровский» и др. [Газета «Удмуртская правда», 08.12.1933].

Надо отметить, что в советское время, особенно в 1930-е годы при отсутствии телевидения, было необычайно популярно коллективное посещение театров, кино и цирка. Из коллекции автора.

image004

1971 г. Указатель дороги на Ижевский автозавод на Воткинском шоссе. Еще один из памятников прошлого, уничтоженный по непонятной причине. Фото М.А. Томилова

image006

Памятный знак границы города на шоссе Ижевск-Завьялово, знаменовавший славу ижевских мотоциклов и победы наших мотоспортсменов. Снесен, как многие памятники истории и архитектуры. Открытка из личной коллекции С.Н. Селивановского.

Мемориал героев революции и гражданской войны

image008

1949 г. Мемориал героев революции и гражданской войны, воздвигнутый в 1922 г. по проекту архитектора Г. Ф. Сенатова (1885-193?). Площадь за мемориалом называлась Михайловской. После массовых переименований улиц и площадей 13 декабря 1918 г. она получила новое название – Красная площадь.

image010
Открытка В 2007г. Мемориал был перестроен. Фото С.Н. Селивановского

image012

Памятник «Его Императорскому Величеству Великому Князю Михаилу Павловичу», возведенный по проекту ижевских зодчих под руководством главного архитектора И. Т. Коковихина.

На обороте надпись «Издание Ф. А. Генца. Фотограф Д. Я. Ваймушин». Из коллекции Н. П. Михайлова.

image014

«Михайловская колонна» была воздвигнута в честь великого князя Михаила Павловича (1798-1849), сына Павла I, курировавшего оружейную промышленность России. Памятник является уменьшенной и измененной копией Александрийской колонны, воздвигнутой в 1834 году на Дворцовой площади Санкт-Петербурга архитектором Огюстом Монферраном по указу императора Николая I в память о победе его старшего брата Александра I над Наполеоном. Ижевская колонна собрана из чугунных колец, ее высота 12 метров. Торжественное открытие памятника с богослужением и освящением состоялось 8 ноября 1852 г. Ангел с колонны был сброшен перед первомайской демонстрацией 1918 г., а позднее разрушили и отправили на переплавку и саму колонну. В 2007 г. памятник был восстановлен, но со значительными отклонениями от оригинала (нет изгороди со столбиками из пушечных стволов, холмика и др.). Снимок сделан с того места, где сейчас находится Русский драматический театр.

image089

image087

Михайловская часовня, построенная в 1852 г. На этом месте в 1907 г. был открыт Михайловский собор.

image026

image024

Дача И.Ф. Петрова. В книге «Памятники истории и культуры Удмуртии. Каталог. Ижевск, изд-во «Удмуртия», 1990» здание числится под № 50. Верхний снимок Н.Д. Степанова.

image028
Евдокимовская дача. До революции дача принадлежала владельцу оружейной фабрики, купцу и меценату Андриану Никандровичу Евдокимову (1845-1917). В этом здании на берегу пруда в течение многих лет находился пионерский лагерь. Дача снесена в начале 2000-х гг.

image030
1950-е гг. Водная станция «Зенит». Фото С.Н. Селивановского

image031
1930-е гг. На водной станции «Зенит». Фото С.Н. Кошурникова

В 1930-е гг. в Ижевске были построены две водные станции. К сожалению, мне не удалось найти фотографий водной станции «Динамо», построенной в районе спуска к пруду ул. Бородина и Лихвинцева и открытой 12 июня 1933 г. В 1940-50-е гг. я с друзьями проводил много времени на этой станции, купание там было бесплатным в отличие от станции «Зенит». Но постепенно мы стали чаще плавать на станции «Зенит» — там был 50-метровый бассейн, 7-метровая вышка и буфет. Обычно водная станция открывалась во второй половине мая, но подростки начинали купаться часто в начале мая, поскольку 60 лет назад весна и лето наступали примерно на месяц раньше.

В течение нескольких десятилетий водная станция «Зенит» была одним из центров отдыха ижевчан, где проводились водные карнавалы, соревнования, там была большая лодочная база. Вот что писала 30 июля 1937 г. газета «Удмуртская правда» об одном празднике: «На ижевском пруду сегодня состоится водный карнавал, посвященный международному антивоенному дню.2 Ровно в 3 часа дня на мачте водной станции взовьется знамя спортивного общества «Зенит». В тот же час начнутся соревнования по плаванию, прыжкам с вышки, ходьбе на водных лыжах и т.д. В соревнованиях и водных играх примут участие все желающие. В 5 часов вечера по пароходному гудку художественно декорированные на оборонные и другие темы, пароходы, катера и моторные лодки подойдут к водной станции «Зенит», где состоится антивоенный митинг. По окончании митинга все суда, участвующие в карнавале, во главе с пароходом «Свобода» построятся в кильватерную колонну и тихим ходом пройдут к парку культуры и отдыха. Здесь гуляние продлится до 9 часов вечера.

С наступлением темноты иллюминированные разноцветными огнями пароходы и катера кильватерной колонной пройдут мимо водной станции. У вышки будет сожжен большой фейерверк. Катанье на пруду продлится до 12 часов ночи».

Особенно красочным зрелищем была колонна, движущаяся к парку культуры и отдыха. На следующий день газета так описывала эту колонну: «За флагманским судном – пароходом «Свобода» — следуют многочисленные, красиво оформленные плавучие сооружения. Вот плывет громадная «льдина» с двумя мачтами и красной палаткой с надписью «Дрейфующая станция на северном полюсе» (инструментальный цех). За льдиной следует высокая серая скала, выглядывают дула орудий, далеко видна надпись: «СССР стоит как утес». Вот вереница лодок, изображающих братский союз национальностей СССР. В каждой лодке, украшенной гербом одной из Союзных республик, сидят гребцы в национальных костюмах (цех машиностроения).

Запоминается колонна 11-го цеха: за огромным патефоном следует зеленый сад, на площадке которого лихо пляшут «гопак» украинцы в ярких костюмах. За ними плывут лодки, оформленные как скрипки, гитары, мандолины и балалайки».

Вообще газета «Удмуртская правда» очень часто, особенно летом, рассказывала о событиях на пруду. Например, 29 мая 1941 г. газета писала: «Учащиеся военно-морского клуба приступили к практическим занятиям на пруду. В их распоряжении имеется 5 шлюпок для изучения гребного и парусного дела. В клубе занимаются 100 допризывников и школьников, сдающих нормы на значок «Юный моряк». С окончанием занятий в школах города работа в клубе еще более оживится».

image033

Новая водная станция, закрытая и полуразрушенная в период перестройки. Уже несколько лет купание в пруду не рекомендуется ввиду плохого качества воды. Открытка 1980-х гг.

image035
Фонтан у индустриального техникума, работавший от самого мощного родника. Фото Ю.А. Ельцова

Здание «Правление Ижстальзавода» на ул. Милиционной (до 1918 г. — ул. Береговая).

Фото С.Н. Селивановского

В этом здании, построенном в 1890-е гг., работал С. И. Мосин в период подготовки завода к производству его винтовки. В 1918 г. Береговая улица получила актуальное для того времени название – Красного Террора. В 1920 г. власти Ижевска приняли оригинальное решение: каждая улица выше Советской должна иметь одно название, она же ниже Советской – другое название. Так, северная часть от плотины ул. Красного Террора получила название Милиционной в честь «милиционной армии», которую предлагал создать Л. Д. Троцкий (1879-1940), а южная часть стала улицей Свердлова. Подобным образом ул. К. Маркса ниже Советской стала называться ул. Розы Люксембург. Позднее эти эксперименты с улицами, требующие массового переименования номеров домов и соответствующих документов, частично были отменены. Здание заводоуправления, представлявшее собой памятник истории, снесено в 2010 г.

В книге «Памятники истории и культуры Удмуртии. Каталог. Ижевск, изд-во «Удмуртия», 1990» здание числилось под № 25.

Памятник герою Гражданской войны В. М. Азину (1895-1920) в сквере у железнодорожного вокзала. Азин командовал дивизией при взятии восставшего Ижевска в 1918 г. При реконструкции вокзала на месте сквера организовали стоянку автомашин, памятник убрали.

Памятник В. Г. Короленко

Март 2014 г.

Памятник Е. М. Кунгурцеву

Памятник И. Д.Пастухову

Памятник И. Д. Пастухову, избранному в марте 1918 г. председателем Ижевского городского Совета. Памятник установлен в 1933 г. по проекту И. С. Ефимова. В 1968 году памятник перенесен на ул. Коммунаров. При переносе полностью исказили постамент, лишив его прекрасного барельефа. В 1937 г. в связи с 50-летием со дня рождения Пастухова в Ижевске было решено воздвигнуть ему еще один памятник на месте его могилы, найденной в 1928 г., о чем в статье «Памятник И. Д. Пастухову» писала газета «Удмуртская правда» 5 октября 1937 г.: «Пастуховский райсовет приступил к сооружению памятника И. Д. Пастухову на бывшем Нагорном кладбище. Сейчас закладывается фундамент. Сооружение памятника закончится в этом году. Окончательно он будет отделан весной будущего года. В связи со строительством памятника, ижевскому горсовету необходимо принять меры к благоустройству территории бывшего Нагорного кладбища. Где богатая растительность позволяет устроить сквер». Сейчас это территория центрального стадиона «Зенит», а место первого памятника находилось недалеко от входа первого корпуса УдГУ.

Памятник у железной дороги Ижевск-Воткинск.

Фото Ю.А. Ельцова

Не так давно мы потеряли еще один памятник. Вот что рассказал доцент ИжГТУ Юрий Алексеевич Ельцов.

«Несколько лет назад, будучи со студентами строительного факультета на практических занятиях, мы обнаружили примерно в 10 м от железнодорожного моста через реку Иж две большие гранитные плиты. Размеры плиты составляли около одного квадратного метра, толщина полметра. Плиты лежали по обе стороны железнодорожного полотна. В верхней части каждой плиты был вырезан крест. Можно предположить, что эти плиты были установлены в 1916 году в О происхождении и назначении этих плит я обращался в Общество охраны памятников, руководство железнодорожного вокзала, в Ижевскую епархию, но никто не мои вопросы не мог дать ответа. Я также просил сделать что-нибудь для сохранения этих плит, мне обещали, но как оказалось, никто ничего не сделал. На следующий год одна плита исчезла, другая была расколота, а вскоре и ее не стало».

Памятник у родника Нефтемаша

394. Верхняя часть памятного столба у родника в районе завода «Нефтемаш».

Фото Л. П. Колчиной

Нижняя часть памятного столба у родника в районе завода «Нефтемаш». На металлической доске стихотворение Флора Васильева.

… Поет родник.

От родника бежит ручей

На дно оврага,

Трепещет и сияет влага,

Пришедшая из глубока.

А выпьешь той воды земной –

Внезапно сердце просветлеет,

Покоем, радостью повеет,

Присутствием души родной …

Кому помешал этот памятник? За что его снесли?

Фото Л. П. Колчиной

Парк культуры и отдыха и памятник С.М. Кирову

Строительство первого памятника С. М. Кирову в Парке культуры и отдыха. Парку было присвоено имя С. М. Кирова. Позднее этот памятник был заменен другим, который стоит и поныне, но несколько отличается от этого первоначального варианта.
Современный памятник С.М. Кирову.

1970-е годы. Ворота на входе в Парк Культуры и Отдыха им. С. М. Кирова. К сожалению, при их реставрации удалили арки и статуи, полностью исказив первоначальный облик этого архитектурного сооружения.

Фото М.А. Томилова

Скульптура в Летнем саду им. М. Горького

Скульптуры у входа в пединститут

Фото Л. П. Колчиной

Исчезнувшие храмы Ижевска

Церковь в дер. Карлутка (правильнее ее надо называть Карлудка, в удмуртском языке кар – поселение, город, луд — поляна) на левом берегу одноименной речки. Сейчас это район к северу от радиозавода.

Вид на Генеральский дом. За домом на холме Михайловская часовня.

Михайловская часовня

Никольская церковь в заречной части Ижевского Завода. Церковь построена в 1859 г. по указу Александра II от 12 октября 1855 г. в память Николая I. В 1931 г. была закрыта на основании постановления Удмуртского облисполкома, снесена в 1932 г. Сейчас на этом месте мартеновский цех металлургического завода.

Покровская церковь в заречной части Ижевска. Построена по проекту И. А. Чарушина в 1903 г. на пожертвования прихожан и фабриканта-оружейника И. Ф. Петрова. Закрыта в 1929 г. Окончательно разрушена в 1974 г. Сейчас на этом месте цеха производства автомата Калашникова.

1930-е годы. Свято-Троицкая церковь на 13-й улице (ныне ул. Удмуртская). Во время пожара 1810 г. сгорела деревянная Свято-Троицкая церковь, новую каменную церковь построили по проекту С. Е. Дудина в 1814 г. и освятили в честь Св. Троицы. Позднее здание церкви несколько раз перестраивали. В 1938 г. церковь была закрыта как многие другие храмы. Возвращена верующим в 1945 г., что во многом было связано с тем, что священник Успенской церкви Ижевска Владимир Александрович Стефанов в годы войны отдал 273 тыс. рублей на строительство самолетов, за что получил благодарственную телеграмму от И. В. Сталина [Газета «Удмуртская правда», 03.01.1943]. В этой церкви священник В. А. Стефанов служил с 1947 г., умер в 1962 г.

Церковь закрыта в 1938 г. Возвращена верующим в 1945 г.

Ильинская церковь, стоявшая на углу ул. Церковной и Троицкого переулка (ныне ул. Ленина и Советская). На открытке текст: «7. Ижевский завод. Пророко-Ильинский храм, на углу Троицкой и Церковной ул. Имеет небольшой приход. Благоустройство храма принадлежит первому свящ. о. Михаилу Дьяконову и второму о. Иоанну Рябову. Благодаря посещению молящихся других православных приходов и хорошего расположения второго духовника, храм поддерживается на высоте своего величия и благолепия».

На обороте открытки надпись «Производство и склад охотничьих ружей Василия Петрова, Ижевский Оружейный завод Вятской губ. Прейсъ-куранты безплатно».

Из коллекции Н. П. Михайлова

В каменном здании церковь открыта в 1842 г. Закрыта в 1936 г., затем снесена.

Лютеранская церковь (кирха) на ул. Троицкой (ныне ул. Советская). Построена в 1872 г., разрушена в 1926 г.

1926 г. Разрушение лютеранской церкви (кирхи). В Ижевске было немало жителей протестантского вероисповедания, в основном, специалистов завода, и в 1872 г. они построили эту церковь на южной стороне ул. Троицкой между ул. Куренной и Старой (ныне ул. Советская, Красная и К. Маркса, и на этом месте находится дом №2 по ул. Советской).

Из фондов Национального музея им. К. Герда

Сергей Николаевич Селивановский,

доцент ИжГТУ, краевед,

член Союза журналистов РФ

Ижевск, 2060 год

Опубликовано в литературно-художественном журнале «ЛУЧ», № 3-4, 2016, сс. 82-88..

Историки обычно реставрируют события прошлого. В статье сделана попытка реставрировать будущее на основе не реализованных планов города в XIX-XX вв., тенденций развития науки и техники, анализа российского постперестроечного законодательства и многолетней работы автора в области науки и образования.

Был жаркий праздничный день 12 июня 2010 года. В этот день ижевчане отмечали день города, которому исполнилось 250 лет. Изрядно нагулявшись по празднично украшенным улицам и центральной площади, я прошел мимо величественного Михайловского Собора и спустился к улице Карла Маркса. Незаметно промчались четыре часа моей прогулки по городу, и неожиданно я почувствовал сильную усталость. «Возраст сказывается» – подумал я. Перейдя трамвайные пути и обогнув дом моды Аксион, я спустился по узкому переулку к летнему саду, где решил отдохнуть перед возвращением домой. В саду было многолюдно и шумно. Гремела музыка, сотни детей и взрослых развлекались на аттракционах. Я боялся что не найду места, где можно присесть и отдохнуть, но недалеко от входа я обнаружил свободную скамейку и сел. Мои мысли были о городе, о его истории, о моих предках, живших и работавших на заводе. Это особенно ярко вспоминалось в день города, после прогулки по старым улицам, историей которых я занимался много лет. В памяти возникали их прежние названия: Береговая, Базарная, Старая, Церковная, Госпитальная, Троицкая… Я откинулся назад и, закрыв глаза, подставил лицо под еще жаркие лучи послеполуденного солнца. Мои мысли перенесли меня в Ижевск начало 20–го века, и я представил себя идущим к дому моего деда Тимофеева Никиты Лазаревича, который стоял на улице Старой на пересечении с Горшечным переулком, ныне улицей Бо-родина. Этот дом, по рассказам моей бабушки Анисьи Андреевны (в девичестве Ялуниной), дед купил и перестроил в 1912 году. И в этом доме я и мои родители проживали до 1955 года, когда дом был снесен при расширении мотозавода. Незаметно меня склонило ко сну. Не знаю сколько времени продолжался мой полусон, но открыв глаза я увидел что вокруг что–то изменилось. По прежнему играла музыка, звучали детские голоса, было много людей и ярко сияло солнце. Но часть аттракционов куда–то исчезли. Слева от меня сидел какой–то пожилой мужчина. Он посмотрел на меня, улыбнулся:
– Вы так сладко спали, очевидно, гуляние по городу вас утомило. Я тоже устал и чуть не уснул. В день города отключаешься от рутины каждодневных событий, все хочется посмотреть на сохранившуюся старину, посетить музеи.
– Да, в этот день особенно ощущаешь бег времени. Ижевску уже 250 лет
– Вы ошибаетесь, он был основан в 1760 году, и в этом году 10 апреля ему исполнилось три века.
– Извините, вы что-то путаете,
– Нет, дорогой мой, сегодня 12 июня 2060 года …
Я понял, что произошло что–то невероятное.
– Сегодня 2060 год? Этого не может быть! Когда я присел на эту скамейку был 2010 год!
– Что бы вы ни говорили, и что бы вы не думали, но сейчас 2060 год. Я не знаю, что с вами произошло, но сейчас особенно часто пишут о каких–то необъяснимых явлениях происходящих с природой, людьми, и вообще с живыми существами.
– Хорошо, мы с вами не сможем объяснить, что произошло. Возможно, мне придется смириться с этой реальностью. Но мне не хотелось бы встречаться здесь с моими престарелыми внуками. И город за 50 лет вероятно сильно изменился.
– Да, особенно большие изменения произошли за последние десять лет. Вообще, вам повезло, хотя я инженер, но много лет занимаюсь историей города.
– Удивительно, какое совпадение! Я тоже инженер и увлечен историей Ижевска!
– Тогда, несмотря на разницу в полвека, нам будет более-менее легко понять друг друга. Кстати, недавно мы отметили рождение миллионного жителя.
– Неужели? И за счет чего Ижевск стал миллионным городом? За счет высокой рождаемости?
– Нет, рождаемость держится на среднем уровне. Но в черту города вошли целый ряд сел: Июльское, Завьялово, Бабино, Подшивалово, Лукшудья, Чур и Селычка. За последние десятилетия сам город и эти поселки расширились за счет строительства индивидуальных коттеджей. Такой рост площади города привел к расширению сети трамвайного и автобусного сообщения. Окружная дорога, построенная в начале ХХI века оказалась внутри города и сейчас строится новая транспортное кольцо вокруг Ижевска, протяжённостью свыше 240 км.
– А как насчет промышленности? Ведь когда-то Ижевск имел развитую, может быть даже чересчур развитую промышленность.
– Возрождение промышленности началось довольно давно, но металлургическое производство и завод пластмасс сумели вынести за пределы города. В ваше время металлургический завод был практически в центре города, доставляя много хлопот жителям своими выбросами из многочисленных труб. В основном сейчас город известен электроникой и, как и раньше, своим машиностроением. Вы помните, 40–50 лет назад почти вся электроника завозилась из Китая? А кризисы, через которые периодически проходила Россия, заставили правительство изменить экономическую политику и вплотную заняться развитием собственной промышленности.
– А что, мы сейчас ничего не покупаем из Китая?
– Нет, мы продолжаем покупать и у Китая, и у других стран новинки, но с тем, чтобы постепенно научиться делать подобное у себя в стране.
– Но ведь развитие промышленности обычно ухудшает экологию города? Как решается этот вопрос?
– Эта проблема, хотя и не полностью, была решена 10–15 лет назад. Во–первых, как я уже говорил, вредные производства были вынесены за пределы города и одновременно оснащены мощными очистными сооружениями. Внутри города остались лишь приборостроительные предприятия, также оснащенные очистными сооружениями. А транспортные магистрали, связывающие город с заводами, позволяют работникам быстро добираться до места работы.
– В наше время горожане страдали от транспортных пробок. Единственным надежным транспортом был трамвай. Удалось ли решить эту проблему?
– Да, но это стоило больших средств. На основных транспортных магистралях нет регулируемых перекрестков, нет светофоров. В нашем городе, как и в других крупных городах, перекрестки двухуровневые и такие путепроводы практически не задерживают транспорт. Еще в конце двадцатого века появлялись планы двухуровневых развязок на основных магистралях центральной части города. В то время основными магистралями были улица Удмуртская, Пушкинская и Горького, которые пересекали улицу Кирова, Советскую и ряд других. Часть перекрестков этих улиц еще тогда планировалось выполнить двухуровневыми. Предполагалось что трамвай будет ходить по нижнему уровню, а автотранспорт по верхнему. Но перестройка примерно на сорок лет задержала реализацию этих планов, и в полной мере их удалось осуществить только в последние десять лет. И сейчас, несмотря на возросшее число автомобилей в городе нет пробок. А обилие недорогих подземных и многоэтажных стоянок позволило решить проблему парковки автотранспорта. Но надо отметить, что это стало возможным только после смены экономической политики, ориентированной полвека назад на продажу нефти и газа. А ориентация на развитие промышленности и сельского хозяйства произошла после того как и должности министров и главы правительства заняли настоящие профессионалы. Росту экономики и жизненного уровня способствовало принятие закона о прогрессивном налоге и уменьшение налога на мелкий и средний бизнес. Кроме того, возвращаясь к экологии, абсолютное большинство автомобилей – электромобили.
– А какие у них источники энергии?
– В основном, суперконденсаторы. Возможно, вы знаете, что их применение в транспорте началось полвека назад. В ряде стран, например в Китае, суперконденсаторы, которые еще называют ионисторами, использовались для привода электромоторов троллейбусов. Пройдитесь по городу и вы заметите, как бесшумно движутся автомобили, не оставляя никаких выхлопов, как это было раньше в век бензиновых и дизельных двигателей.
Для вас, как инженера, будет интересно узнать об автоматизированном транспорте, который все больше приходит на смену обычным автомашинам. Такой транспорт появился еще в начале XXI века, но это были единичные экспериментальные образцы. Водитель практически не участвует в управлении автомобилем, который движется под управлением навигатора и мощного бортового компьютера. Лет 40 назад американцы даже построили целый город для отработки таких автомобилей. Сейчас эти автомобили широко используются, они надежны благодаря совершенной навигации, резервированию датчиков и компьютеров и связью с дорожными системами регулирования движения. В случае отказа одной из систем управления автомобилем, можно продолжать движение в обычном ручном режиме, но желательно в ближайшее время обратиться на станцию обслуживания.
– Алексей, что такое дорожная система регулирования движения?
– Это система включает приемники и передатчики, расположенные в придорожной полосе или над дорогой. Система передает сигналы о режимах дорожного движения на данном участке пути, принимает кодовый номер автомобиля, регистрируя его проезд по данному участку. В свою очередь бортовой компьютер автомобиля, приняв сигнал, не позволяет автомобилю превысить скорость движения в автоматическом. В ручном режиме, сколько бы водитель ни давил на педаль газа, автомобиль также не может превысить установленную принятым сигналом скорость. Конечно, я лишь кратко описал эту достаточно сложную систему, значительно снизившую аварийность на дорогах. Кстати, опрос проезжающих автомобилей позволяет определять угнанные или незарегистрированные машины. Жаль, что она пока внедрена только на крупных магистралях, но это дело времени.
– А как решается проблема стоянок?
– Еще полвека назад в Москве и нескольких крупных городах начался снос панельных пятиэтажек, построенных в 1960-70-е годы. Когда-то они позволили, хотя и частично, решить жилищную проблему в стране. В Ижевске снос подобных зданий начался значительно позже – не было средств, нищие бюджеты регионов не позволяли реализовать крупные проекты. Но когда мы начали сносить эти пятиэтажки или хрущевки, как их иногда называли, на освобождавшихся площадках стали строить подземные стоянки, а над ними появились скверы и парки. Центральная часть города, превращенная полвека назад в каменные джунгли, в чем немалую роль сыграла так называемая точечная застройка, стала приобретать совершенно другой вид. Из города для машин, как в то время называли Ижевск, он постепенно превращался в город для людей. Дело в том, что в 2013–16 годах в городе не стало главного архитектора. Формально он был, но он ничего не решал. Архитекторы были послушными исполнителями воли крупного строительного бизнеса. Строительные компании покупали землю, выбирали проекты, в основном, жилых зданий, и роль архитекторов сводилась к привязке этого здания к назначенному строителями участку. Ни о какой стратегии развития города и речи не было. Так появились жилые микрорайоны, где не было ни школ, ни детских садов. О генеральном плане города никто не вспоминал, как будто его и не было.
– А куда смотрели городские власти?
– Им было выгодно продавать земельные участки. Якобы, пополнялся бюджет.
– Меня всегда волновали проблемы нашего пруда. Может быть, подойдем к беседке, хотелось бы взглянуть на панораму пруда. Кстати, как вас зовут?
– Алексей Васильевич Кручинин. Можете звать меня просто Алексей.
Я тоже представился. Мы прошли мимо красочных киосков с обилием рекламы. Я заметил, что в рекламе встречаются знакомые английские слова, написанные русскими буквами. Но, естественно, я не смог угадать их истинное новое русское значение, учи-тывая многозначность английских слов, и решил спросить об этом моего собеседника.
– Алексей, я вижу много рекламы, но многие слова мне не понятны.
– Естественно, ведь за полвека появилось много новых слов. Развитие науки и техники, появление новых технологий и вещей в жизни и быту людей неизменно приводит со временем к появлению новых терминов. Века полтора назад в русском языке для создания новых слов и явлений применялся простой принцип. Брали два слова, характерных для нового объекта, соединяли их корни одной гласной буквой и получали новое слово. Таких слов достаточно много, например, пароход, самолет, вертолет, зверолов. Постепенно, на фоне огромного количества французских, немецких, а во второй половине двадцатого века английских терминов, этот принцип исчез. А обобщенные понятия, появляющиеся при возрастающей сложности жизни общества, в русском языке просто нельзя выразить одним словом. Часто требуется целая фраза, поскольку русский язык основан на конкретных понятиях. Вот тут-то на «помощь» приходит английский язык с его гигантской многозначностью слов и легкостью образования обобщенных понятий. В нем есть одна грамматическая форма, называемая герундий, которой нет в русском языке. В этой форме используется универсальный суффикс -инг (-ing). Достаточно присоединить его к глаголу, и мы получаем в зависимости от построения предложения существительное, причастие настоящего времени или деепричастие. И вот английские слова с этим суффиксом нашли массовое применение в русском языке, поскольку одно английское слово позволило заменить длинные фразы, описывающие новые явления в жизни общества. Например, как вы замените одним русским словом каждое из таких понятий, как маркетинг, листинг, роуминг, армрестлинг, сноубординг и многие другие? Никак! Каждое из них требует целые фразы для расшифровки значения, а чтобы описать значе-ния слова маркетинг, требуется несколько десятков слов!
Процесс образования новых слов был долгое время неуправляемым, желание некоторых ученых мужей увековечить свое имя введением новых терминов иногда доходило до абсурда. К счастью, были приняты законы, запрещающие применять те иностранные слова, для которых существует русский эквивалент, а спорные вопросы разрешает специальный экспертный комитет. Но глобализация всех сторон жизни приводит к неизбежному проникновению английского языка во многие другие языки, поскольку он давно стал языком международного общения.
А что касается незнакомых для вас слов, на которые вы обратили внимание в рекламе, то это отдельная большая тема, требующая много времени и боюсь, что сейчас я не смогу вам все объяснить.
Мы подошли к беседке. Передо мной открылась живописная панорама пруда. Я увидел знакомые очертания плотины, старого корпуса оружейного завода и здание ТЭЦ-1. Несколько десятков небольших парусников, казалось, замерли на сверкающей водной глади.
– ТЭЦ? Неужели она еще работает?
– Нет, она давно закрыта, сейчас это часть музейного комплекса Ижевска.
Вдруг я увидел то, чего никак не ожидал увидеть.
– Боже мой, пароход! Неужели это та «Свобода»?
– Вы угадали, это «Свобода», но только копия того колесного пароходика, который привезли из Воткинска более полутора веков назад и назвали «Шрапнель». Почему такое странное название? Потому что в Ижевском заводе изготавливали шрапнель для артиллерии. Кому-то это французское слово понравилось, им назвали пароход, после революции 1917 года его переименовали. Этот пароход, оставляя за собой клубы дыма, бороздил воды Ижевского пруда более полувека. Кстати, до пуска трамвая в 1935 году он был единственным транспортным средством, доставлявшим рабочих в летнее время из северо-западной части города на завод и с завода.
– Но я не вижу дыма.
– Сейчас я вам объясню. Этот пароход построил один из ижевских богатых меценатов несколько лет назад. Туристы и горожане любят ездить до Воложки и далее по реке Иж до плотины второго пруда. А дыма нет потому, что колеса вращаются через редуктор от электродвигателя, а он питается от суперконденсаторов. Их зарядки с избытком хватает на несколько рейсов, а на пристани есть зарядная станция для автобусов и автомашин.
– Вы упомянули второй пруд. Я много читал о проектах второго пруда. Еще в 1875 году предлагалось построить второй пруд примерно на 30 километров выше по реке Иж, чтобы создать запас воды, необходимый для бесперебойной работы завода. Был сделан проект, составлена смета и даже заготовили запас бревен для строительства но-вой плотины. Ранней весной 1876 года предполагалось начать работы по сооружению плотины второго пруда, но по каким-то причинам это проект не был реализован. Через сто лет подобный проект снова рассматривался уже с точки зрения очистки пруда. Предполагалось, что воду из основного пруда будут частично выпускать, пруд будут чистить и заполнять водой из второго пруда. Кроме того, наличие второго пруда увеличивает скорость водообмена, а это способствует росту рыбных запасов.
– Второй пруд в городе существует уже более десяти лет. Его построили выше по течению реки Иж, площадь около 20 квадратных километров. Первая окружная дорога как раз проходит по плотине пруда. Такое совмещение плотины и дороги оказалось наиболее экономически выгодным. Важно еще то, что, находясь в черте города, второй пруд стал любимым местом отдыха жителей. Там несколько водных и лодочных станций, масса развлечений, в пятисотметровой водоохранной зоне нет никаких частных жилых зданий, только то, что необходимо для отдыхающих. При обустройстве его берегов учли ошибки прошлого, а существующее природоохранное законодательство строго соблюдается благодаря независимой судебной системе и прокурорскому надзору.
– Интересно, решена ли проблема загрязнённости основного пруда?
– Да, нам удалось решить эту проблему, частично за счет создания второго пруда. Но для того чтобы вода была чистой пришлось вложить много средств в очистку реки Иж, и её притоков. Большое внимание уделяли разведению ракушек-перловиц, которые хорошо очищают воду. К середине 1950 годов ракушки в Ижевском пруду практически исчезли. Сказалась их варварская добыча для производства пуговиц. Кстати производство пуговиц размещалось в здании бывшей частной оружейной фабрики Евдокимова. Сейчас это тоже часть музейного комплекса, где туристы могут познакомится с историей частного предпринимательства, главным образом оружейного.
– Алексей, когда в городе и республике стали серьезно заниматься экологией?
– Экология – удел богатых стран. Если в бюджете страны нет денег, можно сколько угодно говорить о защите природы, но практических результатов не будет. Реальная защита природы требует огромных инвестиций, поскольку она включают широкий спектр мероприятий, таких как организация сортировки бытовых, промышленных и медицинских отходов при их сборе, проектирование и строительство заводов по переработке отходов, и много других технических мероприятий. Кроме того, необходимы большие затраты на содержание природоохранных органов, на подготовку специалистов, на пропаганду экологических знаний среди всего населения, включая детей. Кстати, вы помните Ельцина?
– Да, конечно.
– При нем планировали создать министерство охраны окружающей среды, но уче-ным-экологам удалось убедить руководство страны в том, что нужен комитет, и такой комитет был создан. Были также созданы экологические фонды, средства в которые поступали от предприятий в зависимости от выбросов вредных веществ в атмосферу и в водную среду.
Но в 2000 году комитет был ликвидирован, затем Государственная Дума приняла новый закон об охране окружающей среды, создали министерство.
Вы знаете, чем занимаются министерства. Это развитие экономики, промышленности и другие вопросы, связанные с содействием этому развитию, такие как образование, медицина, социальное обеспечение и другие. Все они базируются, в конечном счете, на использовании ресурсов. Деятельность в области экологии призвана сдерживать чрезмерное и неэффективное потребление природных ресурсов. Поэтому в принципе не может быть министерства охраны окружающей среды, поскольку премьер-министр не может одновременно руководить потреблением природы и её защитой. Это нарушает основной принцип классической науки об управлении – кибернетики: в сложной системе управления должна обязательно присутствовать отрицательная обратная связь, которая обеспечивает стабильность системы. Поэтому охраной природы должен заниматься независимый от премьер-министра государственный комитет.
Значительным ударом по охране природы стало изменение величины водоохраных зон. Например, водоохранная зона Ижевского пруда, составлявшая в течение многих лет 500 метров, была совершенно необоснованно сокращена до 50 метров. В те годы было много нарушений, но к счастью они уже давно устранены.
– То есть все проблемы экологии решены?
– Сделано очень много. Налажена система сортировки и сбора отходов, построено несколько заводов по их переработке. Кстати, эта отрасль стала, наконец, прибыльной. За счет массовой посадки деревьев на расширившейся более чем в два раза территории города значительно увеличилась площадь парков и скверов. Новые технологии очистки воды, например, применение подводных фильтров, позволили увеличить рыбные запасы пруда. Все это удалось осуществить лишь после того, как начался бурный рост экономики и в бюджете, наконец, появились средства на экологию. Но время идет, появляются новые проблемы, например, связанные с изменением климата. Поэтому говорить о решении всех экологических проблем, конечно, еще рано.
– Алексей, я рад, что так много сделано в области экологии. Эти вопросы меня особенно волнуют, поскольку когда-то я возглавлял городскую депутатскую комиссию по экологии. Но как инженера, работавшего в области электроники, меня интересует развитие сотовой связи. Что изменилось за эти годы?
– Современная сотовая связь абсолютно не похожа на ту, которая была 50 лет назад. Во-первых, она стала абсолютно безопасной за счет значительного уменьшения мощности излучения, как при приеме, так и при передаче.
– Как это достигается?
– Вы помните, что в начале 2000–х годов в стране были построены тысячи приемопередающих станций с вышками, и связь на значительном расстоянии от них требовала повышенной мощности излучения телефона. Публиковали даже статьи о вреде сотовых телефонов, например, о том, что при длительном разговоре область мозга вблизи телефона нагревается, что могло приводить к различным заболеваниям. Однако, капитальные исследования в этой области долгое время не проводились.
Сейчас в каждой квартире установлены маломощные роутеры, которые обеспечивают прием и передачу сигналов сотовой связи. Это позволило уменьшить мощность излучения телефонов. На улицах городов и в сельской местности установле-но также множество (почти на каждом доме) роутеров, связанные с Интернетом.
– То есть для связи полностью задействован Интернет?
– Совершенно верно. Раньше это было затруднительно из-за низкой скорости передачи информации через сети, но благодаря возросшему быстродействию компьютеров и полному переходу с проводных систем на стекловолоконные кабели это стало возможно.
– Как насчет кражи информации?
– Это происходит довольно редко, хотя число объектов, с которых хакеры заинтересованы снять информацию или воздействовать на работу программ и оборудования, невероятно возросло. Уже в течение двух десятков лет любое оборудование в квартирах (холодильник, стиральная машина, видеокамеры, счетчики воды, газа, электроэнергии и другие), не считая бесчисленное число видеокамер, банковских и других карт, имеют свой регистрационный номер и связаны с Интернетом. Специалистам в области программирования и кодирования информации удалось надежно защитить эту информацию. Кроме того, любой несанкционированный выход в Интернет считается серьезным преступлением и немедленно регистрируется. Интернет стал серьезной и неотъемлемой частью нашей жизни, поэтому значительная часть принимаемых в последние годы законов прямо или косвенно касаются Интернета и правил работы в сетях.
Кстати, если вы пройдете по городу, вы заметите, что на крышах домов нет телевизионных антенн. Они уже давно не нужны, так как 20 лет назад завершилась прокладка во все здания города оптических кабелей, которые при желании позволяют принимать тысячи телевизионных и радио каналов, осуществлять телефонную связь и работу в Интернете с необычайно высокой скоростью.
– Как насчет туризма в таком большом городе, каким стал Ижевск?
– Туризм, как внутренний, так и иностранный, занимает большое место в жизни города. Рекомендую вам сесть на туристский трамвай и проехать по городу. Вы многое увидите сами, многое узнаете, воспользовавшись автоматическим гидом.
– Что это такое?
– Это автоматическая система представления информации для туристов. Вы занимаете, например, место на правой стороне вагона, надеваете головные телефоны и выбираете на пульте перед вами русский, английский или другой язык. Проезжая по маршруту, вы слышите рассказ об улицах и зданиях, мимо которых проходит трамвай. Более подробную информацию о истории города можно получить на экране монитора, расположенного перед вами. На пути предусмотрены специальные разъезды, где тури-стский трамвай делает более продолжительную остановку, пропуская другие трамваи. Кстати, кроме трамвая, можно воспользоваться туристскими автобусами.
– Спасибо, обязательно воспользуюсь вашими советами. А каковы главные достопримечательности города?
– О, их довольно много, и все перечислить трудно. За последние годы восстановлено много памятников, музеи расширили свои постоянные тематические экспозиции, получили большие помещения в сохранившихся старинных зданиях. Все это многократно увеличило приток туристов. Кроме того, туризм привел к экономическому и социальному улучшению торговли, общественного питания, транспорта и т.д., а также к дополнительным налоговым поступлениям в местные и государственные бюджеты.
Кстати, в киосках вы можете найти множество проспектов, подробно рассказывающих о музеях и достопримечательностях.
Наиболее интересным являются музейный комплекс города Ижевска и Национальный музей республики. В составе музейного комплекса находится главная достопримечательность Ижевска – старый заводской корпус с башней, строительство которого завершилось около 220 лет назад. Чем привлекательно это уникальное здание, находящиеся как памятник истории и промышленной архитектуры под международной охраной? В этом здании находится большое число станков и приспособлений, часть которых является подлинниками, часть воссоздана по чертежам XVIII–XIX веков. Посетители знакомятся с технологией изготовления деталей оружия того времени, могут увидеть работу макетов водяных колес, молотов и другого оборудования. Экраны и голографические изображения дают возможность получить практически любую информацию о прошлом нашего уникального оружейного завода. К услугам туристов автоматизированный тир с широким выбором стрелкового оружия.
Посетив старинное здание пивомедоваренного завода, можно познакомиться не только с технологией изготовления напитков XIX века, но и продегустировать многочисленные сорта пива, кваса и других напитков, настоянных на целебных травах. Кстати, у владельца завода купца Ивана Бодалева работал профессиональный пивовар, приглашенный из Германии, а разнообразные сорта пива (Кабинетное, Пильзенское, Венское и другие) пользовались большим спросом за пределами Вятской губернии.
Туристы любят гулять по живописной набережной пруда, а поднявшись по крутому склону, они оказываются перед уникальным Генеральским домом, проект которого был лично утвержден российским императором в середине XIX века.
В этом здании, построенном по классической трехчастной схеме, воссоздана обстановка конца XIX века. Здесь можно увидеть множество экспонатов разных времен, познакомиться с историей города, представленной многочисленными современными мультимедийными и голографическими методами. Это центр музейного комплекса, где часто проводятся краеведческие конкурсы, балы, лекции. Вот кстати американская газета «New York Times» на английском языке, которую я приобрел вчера в киоске. В разделе путешествий и туризма есть любопытная реклама об Ижевске. Вы владеете английским?
– Да, я довольно долго занимался переводами и работал в качестве переводчика за рубежом.
В это время у моего собеседника зазвонил телефон.
– Простите, я должен ответить на звонок. Я уже прочитал газету, возьмите себе.
Я начал читать рекламу об Ижевске.
“Visit Izhevsk, the town of attractive scenery, combined with a fascinating historical heritage. You have a chance to visit unique showplaces including the incomparable Kalashnikov Museum and the world largest small arms museum situated in a huge factory palace-like building erected in the beginning of the XIX century. You will also see Peter Tchaikovsky birthplace in Votkinsk (40 miles from Izhevsk), the site of ancient town Idnakar (IX–XIII centuries), and other museums and masterpieces of industrial architecture. You’ll enjoy a sight-seeing tour on board of the old-time steamer across the 300 years old artificial lake…»”
Привожу перевод для читателей: «Посетите Ижевск, город, расположенный на живописной местности и имеющий интереснейшие исторические традиции. Вам предоставляется возможность посетить уникальные достопримечательности, включая несравненный музей Калашникова и самый большой в мире музей стрелкового оружия, расположенный в огромном заводском здании, похожем на дворец, которое построено в начале XIX века. Вы также посетите город Воткинск, где родился П. Чайковский (40 миль от Ижевска), городище IX–XIII вв. Иднакар и другие музеи и шедевры промышленной архитектуры XIX в. Вы хорошо проведете время на борту старинного колесного парохода во время путешествия по искусственному озеру, созданному 300 лет назад…».
Алексей закончил разговор по телефону, и мы снова вернулись к нашему разговору.
– Алексей, разрешите взглянуть на ваш телефон.
– Пожалуйста, но вам трудно будет понять его работу.
– Пока я хочу только внешне сравнить его с моим телефоном. А затем расскажите о его работе.
Я держал в руках телефон, внешне похожий на мой смартфон. Его размеры были практически таким же, но он имел экраны с обеих сторон. Я заметил несколько разъемов, очевидно, для подключения внешних устройств.
– Алексей, ваш телефон внешне похож на мой, больше о нем сказать я ничего не мо-гу.
– Это классическая конструкция. Конструкция любого массового бытового изделия со временем становится классической. Возьмите, например, автомобиль. За более чем сто лет его конструктивная схема практически не изменилась, поскольку назначение автомобиля осталось прежним – служить в качестве наземного транспорта. Хотя такие показатели, как безопасность, экономичность и экологичность многократно возросли за счет использования кардинально новых принципов работы многих его узлов, их новых материалов и конструкций. Это относится и к телефону. Его возможности за последние 50 лет невероятно расширились, но функциональное назначение осталось прежним – обеспечивать связь, получать, хранить и передавать информацию.
– На что способен ваш телефон?
– Во-первых, у современных телефонов значительно снижена мощность излучения при использовании в городах и других населенных пунктах, там они не связаны с приемопередающими станциями, имеющими вышки с антеннами. Раньше тысячи вышек строились по всей стране, сейчас они остались лишь в малонаселенных районах. В основном, наши телефоны работают с роутерами.
– Какие еще функции выполняет ваш телефон?
– Поскольку он работает через Интернет, можно пользоваться сотнями услуг. Вообще современный телефон представляет собой мощный оптоэлектронный компьютер, который хранит большой объем информации и может в любое время связываться с домашним компьютером, установленным в каждой квартире или коттедже. И телефон, и домашний компьютер связаны с банком, который выбирает владелец квартиры, все денежные операции выполняются только в электронном виде через сеть. Счетчики воды, газа и электроэнергии подключены к домашнему компьютеру, и учет и оплата осуществляется автоматически. Домашний компьютер следит за температурой в помещении, подсказывает, какие мероприятия и когда надо выполнять согласно плану, который вы вводите в память компьютера, например, раз в неделю. Широко используется голосовая связь, но часть пользователей предпочитают общаться с компьютером с помощью обычной клавиатуры.
– Вы упомянули оптоэлектронику. А обычная электроника, она разве не использует-ся?
– Конечно, используется, но значительно реже. Кстати, вы инженер по какой специальности? Мне желательно это знать, чтобы ориентироваться, насколько подробно объяснять.
– У меня несколько специальностей, одна из них инженер-электроник.
– Ну, тогда вы легко поймете. Я, между прочем, тоже долгое время имел дело с электронными схемами. Вы знаете, что любой компонент электронной схемы, обладает собственной емкостью и индуктивностью, включая проводники, передающие сигналы из одной части схемы в другую. При низкой частоте следования импульсов эти емкости и индуктивности не оказывают влияния на передаваемые сигналы. Но когда частота следования импульсов достигает десятков миллиардов в секунду, они просто могут не дойти по проводнику из одной точки в другую. С этой проблемой столкнулись, когда пытались повысить быстродействие компьютеров за счет увеличения так называемой тактовой частоты. Стало понятно, что использование электрических сигналов уже не позволяет повысить быстродействие компьютеров и других устройств. В свое время подобное явление имело место с оптическими микроскопами. Они не позволяли увидеть объекты меньше длины световой волны, но использование пучка электронов открыло перед людьми новый, недоступный ранее микромир. Электронный микроскоп позволил увидеть молекулы! Аналогично, переход на световые сигналы вместо электрических дал возможность во много раз повысить быстродействие и создать новые типы памяти, объем которых составляет ты-сячи терабайт. Широкое применение оптоэлектроники изменило очень многое в нашем быту, не говоря уже о производстве, и всех уровнях контроля и управления.
– Кстати, в наше время много говорили о роботах, их применении, особенно в Японии, пугали, что они могут стать умнее человека, захватить власть и прочее. Что вы можете сказать об этом.
– Роботы играют сейчас большую роль. Разнообразие их конструкций поражает. Есть роботы, которые трудно отличить от человека. С таким роботом можно разговари-вать на многие темы, особенно если он подключен к Интернету. Он может обучать ребенка или взрослого, например, иностранным языкам, отрабатывать правильность произношения, и вообще любому предмету. Другие роботы способны выполнять комплекс простых, но тяжелых для человека, работ в зависимости от введенной программы. Роботы широко применяются на производстве, в ресторанах, кафе, скверах и парках (стрижка газонов, уборка листьев) и в других местах.
– Алексей, меня очень интересует проблема влияния компьютеров и телефонов на детей.
– Это всегда было серьезной проблемой для родителей, педагогов и психологов. Доступность информации из Интернета, возможность получать ее практически без приложения усилий отучает детей от усидчивости, от желания глубже изучить какой-либо вопрос. Кроме того, наиболее опасно то, что из средства получения информации Интернет часто становился для молодежи средой обитания, меняющей психику и отключающей их от реальной жизни. Все это сказывалось на уровне образования среднего школьника и студента. Зачем учить, когда все есть в Интернете – вот такой подход часто отталкивал молодежь от стремления получить более глубокие знания о каком-либо предмете.
– Эта проблема как-нибудь решена?
– Частично, да. Сейчас компьютеры и телефоны имеют режим голосовой связи. При работе на компьютере он периодически задает простые вопросы, и если не получает ответа, происходит его блокировка или даже закрытие программы. Если же вы отвечаете на вопрос, то компьютерная программа анализирует ваш голос и определяет, имеете ли вы доступ к данной программе или к данному разделу Интернета. Таким образом, дети могут работать лишь с определенными программами и входить только на разрешенные родителями или преподавателями группы сайтов Интернета. Каждый сайт отнесен к определенной группе и имеет возрастной код, который когда-то давно был установлен для телевизионных передач. Конечно, и в этой системе есть лазейки, но ими могут воспользоваться только очень продвинутые пользователи. Надо отметить, что при современных гигантских возможностях компьютеров невероятно возрос уровень учета персональных данных и контроля их использования. В определенной мере это ограничение свободы человека, и против такого ограничения выступали раньше и выступают сейчас. Но развитие автоматизированного контроля, управления и оптимизации любых процессов при невероятно быстром совершенствовании вычислительной техники неизбежно ведет к ограничению сво-боды людей.
– Алексей, фактически вся деятельность человека становится зависимой от компью-тера и сетей, он является частью этой системы. Не ограничивает ли она его творческие возможности? Как его персональные и финансовые данные защищены от вирусов?
– Нет, эта глобальная всепроникающая система не ограничивает творческие возможности человека, поскольку человек легко находит необходимые программы, и если он хорошо знает их, он может эффективно работать и решать свои задачи. Что касается вирусов, то и компьютеры, и телефоны и все другие устройства, для которых вирусы могут быть опасны, снабжены буферными системами, фактически вторыми небольшими компьютерами, которые берут на себя функцию распознавания вирусов, их обезвреживания и передачи их в специальные, так называемые полицейские узлы. Там осуществляется анализ вирусов и поиск их исходного отправителя. Подобно массовому применению видеокамер для регистрации нарушений уличного движения, начавшемуся полвека назад, в современном Интернете существует жесткая система регистрации пользователей при выходе в глобальную сеть с помощью местных серверов. Эти серверы связаны с гигантскими базами данных о пользователях, включая права и ограничения по доступу к сайтам.
– Спасибо за подробный рассказ о компьютерах и телефонах. Еще одна проблема, которая всегда меня волновала – это школьное образование, поскольку, работая в вузе, я одновременно преподавал в школе и в результате проработал в ней около двадцати лет. В мое время в абсолютном большинстве школ дети учились в две смены и те дети, у которых родители днем работают, и нет бабушек или дедушек, полдня предоставлены сами себе. В некоторых школах существовала так называемая «продленка», когда младшие школьники проводят целый день в школе. Как решены эти проблемы у вас.
– Только недавно нам удалось перевести все школы на односменную работу. Это потребовало колоссальных затрат – надо было построить довольно много новых школ не только в пригороде, но и в центре. Хорошо, что при массовом сносе пятиэтажных панельных домов освобождались площадки, и на них были выстроены современные школьные комплексы с обязательными подземными стоянками для транспорта. Это началось лет двадцать назад и стало возможно только после того, как был принят закон о прогрессивном налоге, и началась реальная борьба с коррупцией.
Поскольку вы имели отношение к школьному образованию, вам хорошо известно, что в результате многочисленных непродуманных реформ в области образования и науки в первой четверти нашего века привели к колоссальным потерям в экономике, демографии, науке и многих других областях. Была разрушена лучшая в мире советская система бесплатного образования на всех уровнях от детского сада до подготовки научных кадров. Приняв западную систему образования, мы не могли обеспечить ее соответствующей материальной базой: достойной зарплатой преподавателей и научных кадров, современным научным оборудованием и другими необходимыми атрибутами. Бюджет страны не позволял сохранить те условия для работы преподавателей и ученых, которые существовали в СССР. Десятки тысяч лучших специалистов уехали за рубеж, и нашли там применение своим знаниям. Тысячи молодых талантливых людей поступали в лучшие университеты Европы и США, а получив образование, большинство из них, в отличие от китайцев, не захотело возвращаться на родину, поскольку не видело перспектив применения своих знаний. Рухнула система подготовки педагогических кадров для школ – значительная часть выпускников не хотела работать по специальности, предпочитая работу где угодно, только не в школе. Был придуман термин «средняя зарплата», но никогда не говорилось, для каких групп учителей она рассчитывалась. Тем, кто придумал термин «средняя зарплата» следовало бы напомнить, что понятие «средняя величина» в статистике относится к определенной выборке. Многие учителя работали на полторы и даже на две ставки, занимались репетиторством. Такой учитель, который думает о том, как где-нибудь заработать, уже не может быть настоящим педагогом. Единственным показателем оплаты труда преподавателя является месячная или часовая ставка. Во многих странах для учителей школ и преподавателей вузов уже давно было установлено максимальное число часов занятий в неделю, и они не имели права проводить дополнительные занятия, поскольку это ухудшало качество обучения.
Одним словом, государство открестилось от системы образования, фактически заявив: «Выживайте за счет местных бюджетов», то есть живите по остаточному принципу.
Поскольку качество образования определяет уровень развития науки и промышленности, они также понесли большие потери. Наши школьники перестали занимать призовые места на международных олимпиадах, сократилось число научных публикаций, по которым оценивается место нашей науки в мире. Возрастало число платных услуг не только в образовании, но и в здравоохранении и во многих других областях, что приводило к еще большему расслоению общества на богатых и бедных.
Когда руководство страны, наконец, осознало масштабы негативных последствий реформ и оптимизаций, их ликвидация потребовала колоссальных затрат материальных средств, времени, кадровых решений и изменения законодательства. К счастью, стало понятно, что и в рыночной экономике государство и элементы планирования должны играть значительную, если не главную роль.
– Алексей, спасибо, вы прочитали мне целую лекцию! Буду знать, что у нас не все потеряно.
– Но вам придется пройти через многие трудности и много поработать. Вообще я был рад такой неожиданной и необычной встрече, но мне пора уходить. Может быть, проводите меня, а заодно и пройдетесь со мной по городу?
– Спасибо, но я уже переполнен впечатлениями от вашего рассказа. Посижу, успокоюсь, возможно, прогуляюсь вокруг Летнего сада.
Мы попрощались, Алексей ушел, а я перебирал в памяти услышанное от него. Закрыв глаза, я пытался представить уровень техники, жизни и быта человека второй половины XXI века. Конечно, технически все это возможно, и автомашины без водителя, и роботы, и оптические компьютеры и все остальное. Нужна лишь разумная экономическая и кадровая политика, и соответствующая законодательная база.
Очевидно, я занимался этими размышлениями достаточно долго, пока не почувствовал, что стало довольно прохладно. Открыв глаза, я увидел, что солнце уже зашло, играла музыка, хотя людей в саду поубавилось. Я встал и огляделся вокруг. Множество аттракционов, заброшенный Генеральский дом — знакомая картина 2010 года.
Что со мной произошло? Неужели это был всего лишь сон, основой которого послужили мои занятия экологией, электроникой, роботами и компьютерами? Неужели все будет так хорошо? Неужели всего лишь через полвека мы осуществим такие преобразования? Давайте надеяться на такой оптимистический вариант развития и Ижевска и России.

ПУТЬ К ОПЕРЕ
С. Н. Селивановский, профессор МСА, А. В. Новиков, профессор МСА
(Опубликовано в Сборнике Международной славянской академии, Вып. 3, Москва-Ижевск, 2013, с. 33)

Григорий Иванович Титов – великий сын Удмуртии, выдающийся певец, удмуртский Шаляпин, как его называли за его бас с красивым благородным тембром. Он навсегда вошел в историю удмуртской музыкальной культуры как прекрасный исполнитель русских народных и удмуртских песен, и партий на удмуртском языке в операх М. И. Глинки «Иван Сусанин», Г. А. Корепанова «Наталь», в музыкальных спектаклях «Камит Усманов» (муз. Н. М. Греховодова), «Аннок» (муз. И. Я. Галкина). Всего в его репертуаре было более 100 произведений удмуртских и 30 произведений русских и зарубежных композиторов. Путь Г. И. Титова в оперу был долгим и не простым.
image002
Григорий Иванович родился в 1907 году в деревне Титово Сарапульского уезда Вятской губернии. В семье было четыре сына и пять дочерей, Григорий был седьмым ребенком. Семья была дружная, все приучены к труду. В подвале дома была столярная мастерская, где глава семьи Иван Семенович с сыновьями занимался изготовлением мебели, наличников, рам и прочего, украшая свои изделия резьбой.
В семье любили петь, все были голосистые, почти все играли на музыкальных инструментах: гармошке, балалайке, гуслях. Григорий с детства начал петь и играть на гармошке. Он вспоминал, что в его деревне был небольшой кирпичный завод, и хозяин вместо платы просил Григория спеть что-нибудь.
Окончив начальную школу в своей деревне, Григорий продолжил учебу в двухклассном училище в Шаркане.
В 1920-е годы Григорий Иванович учился в Ижевском педагогическом техникуме, выступал со студенческим хором, которым руководила Елизавета Васильевна Молоткова, сыгравшая большую роль в его музыкальном образовании. Окончив училище, Григорий Иванович работал в течение пяти лет сельским учителем в деревне Порозово. В эти годы он создал школьный хор, аккомпанировал во время выступлений хора на гитаре, участвовал в открытии сельского клуба, много пел вместе с детьми. Но ему хотелось учиться, совершенствовать свое мастерство.
В 1931 г. Григорий Иванович приехал в Ижевск. Здесь он устраивается счетоводом в облжилотдел, вырастает до должности главного бухгалтера, но эту работу он рассматривает как временную, его тянет к музыке и пению.
В эти годы в Удмуртии бурно развивается национальная культура. В 1930 г. открывается филармония, через год – Удмуртский драматический театр. После ввода в действие 5 ноября 1932 г. Республиканской радиостанции уже в следующем году создается хор Удмуртского радио в составе 15 человек. В 1934-35 гг. в Ижевске жил и работал известный композитор и хоровой дирижер Дмитрий Степанович Васильев-Буглай (1888-1956), автор популярной песни «Проводы». По его инициативе в структуре Удмуртского драматического театра в столице Удмуртии был открыт оперный театр, закрытый, к сожалению, в 1935 году после отъезда композитора.
Григорий Иванович становится ведущим солистом хора Удмуртского радио, где вновь встречается со своей наставницей Е. В. Молотковой, которая была бессменным дирижером хора в течение девяти лет. Правда в хоре он поет по вечерам, днем приходится работать.
Он активно участвовал в создании и работе Удмуртского ансамбля песни и пляски и оперного ансамбля Дома техники. Работая с оперным ансамблем, Григорий Иванович исполнял партии Гремина в опере «Евгений Онегин», Грязного в опере «Царская невеста» и др.
В 1932 году Григорий Иванович, как сын кулака был арестован и посажен в тюрьму в камеру с уголовниками.
image004
Анкета, заполненная на Г. И. Титова при его аресте.

А год спустя было вынесено постановление о возбуждении нового уголовного дела под названием «Молодые эсеры». По этому делу Г. И. Титов обвинялся в том, что он вступил в эту организацию и обязался, по показаниям некого Сидорова, создать ячейку-филиал в г. Воткинске [2]. К счастью, вины за Германом Ивановичем не нашли.
Вспоминает А. В. Новиков: «В 1949 г. я работал шофером в гараже Обкома партии и довольно часто мне приходилось возить Григория Ивановича на концерты. Мало кто знал, что в начале 30-х он был арестован, об этом нигде не сообщалось. Но мне и немногим другим он несколько раз рассказывал о запомнившихся концертах, встречах с интересными людьми и о тюремном периоде своей жизни. Григорий Иванович был великолепным рассказчиком, с ним всегда было легко и просто общаться. К счастью, я записывал услышанное от него, да и от других людей, не очень надеясь на память, и это позволило сохранить детали многих событий, участником которых мне довелось быть, и подробности встреч с интересными людьми. Считаю своим долгом привести рассказ, который я слышал от Титова, о первых днях его пребывания в тюрьме».
«Когда меня первый раз привели в барак, то не успели за мной закрыться двери, как уголовники подошли ко мне, и я не знал, что они собираются со мной делать. Это сейчас я хорошо знаю. Могли раздеть, забрать одежду, заставить меня надеть их грязную вонючую одежду, надругаться надо мной и я ничего бы не смог сделать. Вдруг вижу, подбегает к ним еще один заключенный, пинает того, кто собирался снять с меня пиджак, и показывает на человека, лежащего на нарах. Как позже я узнал, это был пахан по прозвищу Аркан. Тот поднял правую руку вверх и указательным пальцем медленно показывает мне, чтобы я подошел к нему. Я подошел, он задал стандартные вопросы: Откуда? За что посадили? Сколько дали? Что умеешь делать?
Я как всегда сказал, что умею делать все, а если что не умею, то научусь и сделаю. Я крестьянин от земли.
— Писать можешь?
— Могу.
— А почерк у тебя хороший
— Не знаю. Не мне судить и хвастаться не хочу.
— Куришь?
— Нет.
— Пьешь?
— Нет.
— Матом умеешь?
— Нет.
— Жена, невеста есть?
— Нет.
— Что ты на воле делал?
— Работал от зари до зари, хлеб и овес выращивал.
— Сила у тебя есть?
— Есть.
— Сколько у тебя силы?
— Не знаю, не мерил. Не знаю, как ее мерить. Груженую подводу из колеи в другую колею переставлял.
— У тебя хороша сила, почему ты этим шакалам не поддал?
— Не имею права.
— Это ты хорошо сказал, что не имеешь права. Кто же тебе должен дать права давать сдачи за поруганную честь?
— Никто. С такими я не связываюсь, с ними бесполезно связываться.
— А если они тебя будут бить и добивать?
— Они не правы, с ними жизнь рассчитается.
— Ты в это веришь?
— Да.
— Что с тобой делать, не знаю. Куда тебя положить, не знаю.
Я думал, только бы не положили рядом с парашей.
— Как звать тебя?
— Григорий.
— Гришка, значит. Напиши письмо домой, я писать не умею. Дайте листок бумаги и карандаш.
— Как зовут, кому писать?
— Мать Агния Карповна, сестренка Юля, брат младший … Пиши так, как бы ты написал себе домой.
Через полчаса письмо было готово. Аркан взял осторожно листок и стал читать по слогам. Прочитал письмо.
— Молодец. Будешь у нас писарем. Будешь писать все, что попросим.
Аркан показал пальцем на лежащего напротив на нарах заключенного.
— Освободи Григорию нары, да побыстрей.
А на другой день была «родительская суббота» и каким-то образом кому-то принесли водку. Несколько человек с Арканом подвыпили, и он потребовал петь песни. В то время по субботам, воскресеньям и праздникам в тюрьмах не запрещали тихо петь песни. Тот, кого заставили петь, совсем не имел голоса. Да и слова знал плохо, путал, где сокращал, где прибавлял. Когда он надоедал своим пением, Аркан говорил ему: — Захлебнись!
В бригаде больше не было умеющих петь, но я себя не проявлял и ждал удобного случая.
В очередную родительскую субботу, Аркан с приближенными чифирили (пили густую чайную заварку), и история с «певцом» повторилась. Когда Аркану надоело слушать пение, он приказал напинать его и положить грудью на парашу.
Потом он попросил меня что-нибудь спеть. Я не знал, что петь для такой аудитории. Вспомнив несколько песен, которые могли бы быть интересны заключенным, я решил рискнуть и запел. Манеру пения я также выбирал соответственную. Барак слушал пение с необыкновенным вниманием, пришлось спеть много песен, некоторые просили исполнить еще раз. С этого дня я стал уважаемым человеком и перестал бояться за свою жизнь».
Желание совершенствовать свое мастерство привело в 1938 году Титова в музыкальное училище при Московской консерватории. Конкурсные экзамены давно закончились, но Титова прослушали, и он был принят в училище. А через полтора года стал студентом консерватории, занимался в классе профессора Н.И. Сперанского, который был другом Ф.И. Шаляпина. Общение с известными певцами, лучшими музыкальными педагогами страны и столичная обстановка сыграли большую роль в жизни и творчестве Титова. В вокальных вечерах, проводимых в консерватории, обычно принимали участие лучшие студенты, и Сперанский, оценив природное дарование и артистизм Григория Ивановича, часто включал его выступления в программу вечеров. Титов блестяще исполнял оперные произведения Глинки, Моцарта и других композиторов, и о нем заговорили как о восходящей звезде.
В предвоенные годы Григорий Иванович выступал также с ансамблем «Италмас», созданном в 1936 году.
Во время Великой Отечественной войны в течение трех лет Григорий Иванович пел в концертах в составе фронтовых бригад, исполняя советские песни, удмуртские народные песни и арии из опер.
Особенно памятным стал для него концерт в самом конце 1942 г. в одной из частей Приволжского военного округа. В этом округе был подготовлен большой резерв, и все ждали начала крупной операции. Командование округа попросило Титова дать концерты для солдат, чтобы в канун нового года дать немного радости для души перед предстоящими боями. Конечно, Титов не мог не согласиться, он сам испытывал огромное удовлетворение, когда видел, что его пение приносит людям радость.
Во время одной из встреч с А. В. Новиковым Григорий Иванович рассказал об этом концерте. Титов пел перед солдатами несколько часов, слушатели долго его не отпускали, к концу выступления он начал петь по заявкам. Присутствовавший на концерте генерал сказал:
— Давайте отпустим Григория Ивановича, у него завтра трудный день.
Но Титов предложил напоследок еще одну песню. Тут встал один из солдат и спросил:
— Не смогли бы вы спеть для нас с другом одну песню, ее поют на окраинах городов, в бараках.
— Как она называется?
— Позабыт, позаброшен, с молодых юных лет.
— Она называется «А я мальчик на чужбине». Это народная песня. Я ее сейчас вам исполню.
Григорий Иванович весь изменился и запел. Он пел с каким-то надрывом, выражая душевную скорбь о беспросветной детской доле. Слушая эту печальную песню, у многих пожилых солдат накатывались слезы, и они не стеснялись их вытирать, кто рукой, кто обшлагом гимнастерки. Закончилась песня, Титов нагнулся, достав левой рукой до пола, как бы совершая поклон перед патриархом, и долго стоял в этой позе. Затем он стал медленно подниматься, и зал взорвался аплодисментам. Раздавались возгласы «Браво!» вперемежку с криками «Ура!». Солдаты встали и направились к Титову, но генерал остановил их и сказал, что Григорию Ивановичу надо отдохнуть.
Еще до концерта генерал Изотов спросил, не согласится ли Григорий Иванович подарить часик-другой офицерскому составу и посидеть за чашкой чая.
— Понимаете, весь офицерский состав на военном положении, давно не получали духовной пищи. Они будут рады посидеть и поговорить с таким человеком, как вы.
Конечно, Титов согласился. Он не мог отказать людям, для которых эти концерты и встречи, возможно, будут последними в жизни – ведь кому-то из них завтра предстоит погибнуть в бою.
Затем генерал провел Титова в другое помещение, где их встретил член военного совета округа генерал Сергей Изотов.
— Заждались вас, Григорий Иванович. Вам, товарищ Титов, пришлось двухсменку тянуть.
Они зашли в большую солдатскую столовую. В нос ударил запах гречневой каши, которую Титов не только давно не ел, но и не видел. Он оказался в кругу трех генералов, которые не знали, куда посадить почетного гостя и чем его угощать. Ему поставили все самое лучшее, что было на столе. Наверное, весь свой запас из дома принесли, подумал Титов, и ему стало как-то не по себе за такое внимание к собственной персоне. Но когда все сели за стол, командующий Приволжским военным округом генерал лейтенант Степан Калинин в приветственном слове сказал, что приготовить этот стол в честь Григориа Ивановича постарался интендант, полковник Николай Иванович Арсеньев. «Кстати, добавил Калинин, ваш поклонник и верный слуга».
Первый тост командующий предложил за певца.
— У вас большое будущее, Григорий Иванович. Вы не слышали, с каким восхищением и любовью говорят о вас бойцы, а оценка простых людей очень важна. Я немного разбираюсь в музыке. Вы поете как Шаляпин, не хуже Дормидонта Михайлова и Ивана Петрова. А когда вы объявили, что будете петь по заявкам, это еще больше доказало, что вы великий артист.
Выступавшие хвалили Титова, а он чувствовал себя не в своей тарелке.
Наконец, взял слово Титов. Он поблагодарил офицеров за такую оценку его пения и сказал, что хотя еще никто в мире не умирал от похвалы, ему неудобно слышать столько хороших слов в свой адрес.
— Мой тост за прекрасный офицерский состав вашего округа.
Все встали и зааплодировали. Началась задушевная беседа.
Через некоторое время Титов снова попросил слова.
— Сегодня я ваш слуга, распоряжайтесь мной. Такой праздник в таком составе у вас, наверное, впервые. Поэтому я хочу спеть и исполнить заявки тех, у кого недавно был день рождения. Потом для тех, у кого был в этом году, или будет в 1943 году.
В этом выступлении был элемент юмора, поскольку такое предложение касалось всех присутствующих.
Заявок было много, Титов все пел и пел. Но вот встал интендант Арсеньев.
— У меня день рождения второго января, а четвертого я должен быть в распоряжении Московского военного округа. Хотел бы попросить Григория Ивановича исполнить песню, которой нет в его репертуаре.
— Известные и любимые народом песни певец должен знать. Какая ваша любимая?
— У меня две песни. Гоп-со-Смыком и Мурка.
Командующий покачал головой.
— У-у, товарищ полковник интендантской службы, куда вас повело. На блатной жаргон.
— Да, товарищ командующий, это воспоминание о юности.
Тут встал Титов и сказал, что он знает эти песни и исполнит.
— Да вы садитесь Григорий Иванович.
Титов тихо сказал:
— Спасибо, я уже сидел.
Эти слова никто из генералов не понял. Только интендант знал, что имел в виду Титов.
— Григорий Иванович Титов сидел в Нижнегородской тюрьме. Он был арестован как сын зажиточного крестьянина. Его отец умер, и сына посадили за отца на десять лет. Я в то время служил в тюрьме лейтенантом. Титова в тюрьме хорошо знали, очень за него переживали и старались досрочно освободить. И надо сказать, это удалось.
Григорий Иванович отпил глоток горькой тминной настойки, закрыл глаза. В этот короткий миг в его голове пролетели картины прошлого: босоногое деревенское детство, толпа изможденных голодом людей, мрачный барак с парашей, лицо пахана Аркана.
Он стоял, опустив голову, как будто всматриваясь в стакан, и начал петь «Мурку», сначала тихо-тихо, потом все громче и громче. Он пел ее по-своему, в полушуточной форме.
Вторую песню Титов исполнил также по-своему, притоптывая ногой и ударяя вилкой по бутылкам и стакану во время пауз. Судя по аплодисментам, исполнение этих двух песен понравилось не меньше предыдущих.
Как быстро пролетело время! Командующий закрыл этот вечер по случаю подведения итогов службы за год. Титова проводили на ночлег. Прощаясь, генерал сказал: — Жду вас в девять у себя.
Утром генерал справился, как спалось, что видел во сне.
— Снилась родина, Шарканский край.
— Наверное, прекрасна ваша родина, которая родит вот таких гигантов русской культуры.
— Наш Шаркан в Удмуртии. Самый прекрасный уголок, еще не тронутый цивилизацией.
— Товарищ Титов, вы русский?
— Нет, товарищ генерал. Я удмурт.
— Как удмурт?
— А вот так удмурт.
— Я все всматривался в ваше лицо и думал, на кого же вы похожи. И пришел к выводу, что вам не хватает только бороды, и вы будете настоящий шведский шкипер. И мне кажется, что в вас есть что-то финское. Все равно, кем бы вы ни были, вы замечательный человек. Ну, перейдем к делу.
— Слушаю вас, товарищ генерал.
— Мы тут посоветовались и решили просить вас, уважаемый Григорий Иванович, остаться у нас и организовать художественную самодеятельность. Так же, как вчера, провожать солдат на фронт и встречать пополнение, с оркестром и песнями.
— Я согласен, но у меня учеба в консерватории.
— Дорогой Григорий Иванович, не беспокойтесь. Я обо всем договорился, голубчик вы мой милый. Мы вас зачисляем на довольствие, как солдата. Вы будете у на служить, работать и организуете художественную самодеятельность. По окончании мы напишем отчет о работе, дадим вам характеристику, и это для ваших занятий будет служить оценкой и зачетом. В консерваторию уже послана телеграмма. Сегодня все желающие соберутся в актовом зале. Вам помощь нужна?
— Нет, только бумага.
— Хорошо, через сутки я вас жду с предложениями. Пока еще интендант у нас служит, он вам все достанет, что необходимо. Он у нас замечательный человек, талант. Из-под земли все, что угодно достанет. Но не из тех, о которых ходят анекдоты. «У интендантов погоны белые, а шея красная. У интендантов из-за щек ушей не видно». Еще Суворов их не любил и про них анекдоты сочинял. Итак, послезавтра, в это же время, жду вас.
До вечера было много времени, чтобы все обдумать. Лежа в своей комнате, Титов пытался обдумать предстоящую работу. В голову закрадывались сомнения. Вдруг никто не придет? Вдруг не получится?
Неожиданно чья-то рука легла на плечо. Титов обернулся. Это был интендант Арсеньев.
— О чем задумался детина, седок приветливо спросил. Какая на сердце кручина …, — пропел, улыбаясь, Арсеньев.
Титов рассказал о предложении генерала.
— Пойдем ко мне в кабинет, потолкуем.
Разговор был долгий, деловой. Потом вспомнили Гулаг, общих знакомых.
— Тебе, Григорий Иванович, часто снится тюрьма?
— Часто. Вижу зловонный барак. Больше всего боялся, что меня могут заставить лечь грудью на парашу. Но меня не наказывали благодаря пахану по кличке Аркан. Я ему благодарен на всю жизнь. Ну, и сказалось то, что я пел для заключенных.
Зря переживал Титов по поводу самодеятельности. Нашлись и желающие, и инструменты. Провожали и встречали солдат с музыкой и песнями, а это много значит во время войны».
image006
Грамота, которой был награжден Г. И. Титов за выступления и работу в Приволжском военном округе в 1942 г. Из личного архива А. В. Новикова.

За свою работу в военном округе Титов получил благодарность, а после войны продолжил учебу в Московской консерватории, стажировался в оперных театрах страны. Титов знал, что вернется в родную Удмуртию, поэтому каждый день учебы в Москве старался использовать с максимальной пользой, а в любой свободный вечер шел в Большой театр, чтобы послушать выдающихся певцов. По окончании учебы в 1947 г. Григорий Иванович возвратился в Ижевск.
Его богатый репертуар включал арии из таких опер как «Руслан и Людмила», «Иван Сусанин», «Дон Жуан», романсы. Пел Григорий Иванович, как на русском, так и на удмуртском языке. Еще в 1948 году он впервые в истории музыкальной культуры исполнил сцену в лесу из оперы «Иван Сусанин» на удмуртском языке.
В 1945 году Григорию Ивановичу было присвоено звание народного артиста УАССР, а в 1951 – заслуженного артиста РСФСР, его пение много раз записывали во Всесоюзном Доме звукозаписи. Записи хранят более ста произведений удмуртских и тридцать произведений русских и зарубежных композиторов в исполнении Титова. Люди хорошо знали голос Григория Ивановича. Слушая его пение по радио, сразу же узнавали: Титов поет! Выступал он с полной отдачей независимо от того, был ли концерт в городе, селе или глухой деревне.
В становлении Г. И. Титова как оперного певца значительную роль сыграл человек, о котором очень мало известно. Это музыкант-самоучка Андрей Кириллович Королев, обладавший красивым тенором. [1] Они познакомились еще в 1930-е годы, когда А. К. Королев был первым солистом Удмуртского радио.
Дело в том, что Королев имел большой опыт не только хорового пения, но и прекрасно исполнял оперные арии. Заметив незаурядный голос Титова, он настоятельно посоветовал ему заняться оперным репертуаром, поскольку оперное пение в наибольшей степени позволяет совершенствовать мастерство певца.
— Ты хорошо поешь песни. Давай петь оперные арии. Это совсем другое дело, это высшая школа.
Общение двух певцов, перешедшее в дружбу, продолжалось долгие годы. Несомненно, в совершенствовании мастерства Титова Королев сыграл значительную роль и впоследствии, заходя к Королеву домой, Титов говорил: «Андрей, ты помог мне овладеть опнрным пением».
Об Андрее Кирилловиче Королеве рассказал его сын Роберт Андреевич.
«Отец родился в 1902 году в семье рабочего. Семья жила в Москве, петь Андрей начал очень рано в православном церковном хоре и в семилетнем возрасте уже пел с нотного листа. Учился пению в пансионе русского композитора, дирижера и педагога М. М. Ипполитова-Иванова (1859–1935), который сам начал петь с десятилетнего возраста в классах для малолетних певчих при капелле Исаакиевского собора в Петербурге. М. М. Ипполитов-Иванов c 1882 года работал в Тифлисе, где возглавил отделение Императорского Русского музыкального общества (ИРМО) и музыкальные классы, усовершенствовал оркестр, дирижировал им в концертах и оперных спектаклях. Музыкальные классы открывались во многих городах России, и в одном из них учился и Королев. В 1913 году, когда в России торжественно отмечали 300-летие дома Романовых, Андрей, как обладающий одним из лучших дискантов, был отобран для пения на торжествах.
После Октябрьского переворота 1917 года семья Королевых в Москве испытывала на себе все тяжести гражданской войны – безработицу, разруху, голод, но вскоре их жизнь круто изменилась к лучшему. Дело в том, что сестра матери Андрея жила в Ижевске, и она предложила Королевым переехать в Ижевск. У нас тоже не сладко, писала она, но с голоду не умрете.
Вскоре Королевы оказались в Ижевске, и Андрей предложил свои услуги заречной Покровской церкви. Регент спросил:
— Что знаете?
Андрей запел. К этому времени он обладал прекрасным тенором и регент замер, слушая его пение. Андрею сразу же предложили петь в церковном хоре. Но он понимал, что надо иметь еще какую-то специальность и поступил на курсы бухгалтеров. В свободное от учебы время пел в Михайловском и Александро-Невском соборах.
Вскоре Андрея призвали в Красную Армию, и он оказался в Самаре. На первом построении пожилой седой офицер спросил солдат:
— Певцы есть?
Вышли несколько человек.
— Танцоры есть?
Еще несколько человек вышли из строя. Пожилой офицер оказался худруком1 дома офицеров Приволжского военного округа, на собеседовании он спросил Королева:
— Что можете?
— Могу арию герцога из оперы «Риголетто».
Когда Андрей спел, худрук спросил:
— Откуда вы?
— Из Ижевска.
— Это же заштатная дыра!
— Я приехал из Москвы.
— У кого учились?
— У Иванова.
— Даю вам задание подготовить концерт.
Пошли к интенданту. Андрею дали ключ от комнаты и к нему еще поселили троих. Подобрался квартет: два тенора, баритон и бас. Первый концерт прошел с большим успехом. Затем было много концертов для военных и в самом городе.
Завершалась служба в армии, много давшая Королеву для развития голоса, встреч с лучшими исполнителями, у которых удалось поучиться. Королеву предлагали остаться в Самаре, серьезно заняться оперным пением. Город уездный, нечета какому-то Ижевску.
image008
1930-е гг. А. К. Королев.

Но Королев возвращается в Ижевск, днем работает старшим бухгалтером, вечером поет. После создания хора Удмуртского радио в 1933 году становится его ведущим солистом.
Особенно ему запомнился случай на одном из первых включений радиостанции. Для выступления подобрали двух удмурток с хорошими голосами, которые должны были спеть по одной песне. Но одна повредила ногу и не пришла, другая, испугавшись, отказалась петь. Что делать. Королев сказал:
— Включайте микрофон.
— Что ты делаешь! Ты нас погубишь! – испугался ведущий.
Королев спел одну песню на южно-удмуртском наречии, другую – на северо-удмуртском. Все прошло хорошо. Потом его часто спрашивали, из какого он района родом.
Когда в 1934 году в Ижевске открылся Оперный театр, вместе с мастерами Большого театра СССР и Московского оперного театра, пел и Королев. За отличное исполнение арии герцога в опере «Риголетто» его прозвали «наш герцог».
На представлении оперы «Евгений Онегин», где присутствовала жена Королева с маленькой дочерью, произошел скандальный случай. Во время сцены дуэли, когда отец упал, дочь бросилась с криком к сцене: «Дядька, ты зачем убил моего папу?», и спектакль пришлось прервать.
Еще один случай произошел на концерте, которые обычно устраивали во время выборов на избирательных участках. Андрею Кирилловичу поручили организовать такой концерт силами заводской художественной самодеятельности в заречной школе. На последней репетиции, перед самым концертом, у баяниста сломался баян.
— Быстро ремонтируй и приходи в школу. Будешь выступать в конце программы, – сказал Андрей Кириллович баянисту.
Начался концерт. Одним за другим сменялись номера, а баяниста все не было. Что делать? Отец спросил меня:
— Сможешь рассказать какое-нибудь стихотворение, подлиннее?
— Попробую, — ответил я и вышел на сцену.
Я рассказывал, уже не помню какое-то длинное стихотворение про Сталина, как вдруг в самом конце моего выступления в дверях зала появился человек в красивом тулупе, взглянул на меня, подозвал отца и громко спросил:
— Что это такое?
Отец объяснил, что это выступает его сын, чтобы не сорвать концерт, что вот-вот должен появиться баянист.
— Ты знаешь, что с тобой будет, если сорвешь концерт? – закричал человек.
В это время одна пожилая женщина встала и сказала:
— Товарищи, давайте попросим Андрея Кирилловича, как до войны, спеть песенку герцога.
— Извините, публика просит спеть. А вы на машине?
-Да. А что?
— Прошу вас, поезжайте. Возможно, вы встретите баяниста, идти пешком ему долго.
Человек ушел, а отец вышел на сцену и спел свою любимую арию, которую он часто исполнял и за которую его называли «наш герцог». Не успел он допеть до конца, как в дверях появился баянист и концерт прошел на ура.
image010
1960-е гг. А. К. Королев.

В течение многих лет Андрей Кириллович работал и на заводе, и на радио, руководил заводской самодеятельностью. После увольнения с радиокомитета пел вместе с женой Анфисой Александровной в открывшейся Троицкой церкви. В 1958 году ушел по инвалидности на пенсию. К этому времени он уже болел туберкулезом. Умер Королев в 1967 году.

image012
Хор Удмуртского радио. Дирижирует А. К. Королев.

Титов прекрасно исполнял и русские, и удмуртские народные песни. Он пел их в той же манере, что и Ф. И. Шаляпин. Титов умел переключаться с одного настроения к другому, исполняя романс Глинки «Сомнение», Чайковского «Благословляю вас, леса», песню «Старый капрал» и многие другие.
Григорий Иванович был гордым и независимым человеком, и властям эта независимость не нравилась. Особенно отношение к нему ухудшилось после того, как в 1964 г. первым секретарем Обкома КПСС стал В. К. Марисов. Поскольку Титов не был член членом партии, его имя, несмотря на его славу как выдающегося певца и звания, стало замалчиваться. Так, в статье министра культуры Удмуртской АССР Е. П. Ильиных «К вершинам культуры» его имя даже не было упомянуто [3]. Не было такого певца!
4 августа 1981 г. Григорий Иванович скончался, и был тихо и незаметно похоронен.
Своей жизнью Титов еще раз подтвердил то, что многие гонимые при жизни деятели культуры – поэты, писатели, художники, артисты, — получают настоящее признание и славу только после смерти или при смене власти. Вспомним Ахматову, Есенина, Высоцкого, Солженицына и многих других.
Но время, как всегда, все расставляет на свои места. 29 января 2007 года в ижевской филармонии прошел вечер-концерт «Песня окрылила жизнь мою», посвященный 100-летию со дня рождения Григория Ивановича, где он по праву был назван великим удмуртским певцом.
Но почему редко звучит его голос по радио? Почему бы не выпустить диск с его песнями? Что дает нам почти круглые сутки звучащая в эфире Ижевска популярная музыка десятка местных радиостанций. Могут сказать: у нас рыночная экономика. Но не надо забывать, что и она должна работать на благополучие народа, а не только для того, чтобы делать деньги. Давайте вспомним о великой многонациональной российской культуре, достойной и неотъемлемой частью которой является великий удмуртский певец Григорий Иванович Титов.

Литература
1 – Говорит и показывает Ижевск. – Ижевск; Удмуртия, 1982.
2 – Кузнецов Н. С. Из мрака… – Ижевск: Изд-во Удмуртского университета, 1994.
3 – Судьба республики – судьба народа, сборник статей, Изд-во «Удмуртия», Ижевск, 1980.

1 худрук – художественный руководитель. После 1918 года в Советской России с появлением новых названий учреждений и должностей, характерных для нового строя, были введены и сотни сокращений, таких как комдив, наркомпрос, облсобес, горисполком и т.п.

Ижевское восстание. Судьбы «отступленцев»
(Опубликовано в журнале «ИДНАКАР», № 1, 2014 г.)

В январе 1919 г. Ижевская милиция предписала квартальным 1 представить списки «бежавших белогвардейцев» [1]. В приказе указывалось, что «Опоздание или уклонение будет преследоваться как за саботаж». Такие списки были составлены по Михайловскому и Казанскому обществам, на которые в то время административно делился город. К сожалению, у большинства упомянутых в списках не указан возраст, профессия, у некоторых – отчество и адрес, а в фамилиях, именах и отчествах содержится много грамматических ошибок. Это можно объяснить тем, что уровень грамотности квартальных был различным, и они, возможно, плохо знали проживающих в своем квартале. Тем не менее, учитывая в целом объем списков (3469 человек), материал представляют значительный интерес для исследователей Ижевско-Воткинского восстания.
В данной статье сделана попытка проследить судьбу жителей Ижевска, фамилии которых приведены в упомянутых списках как «отступивших», «бежавших с белогвардейцами», «отступивших с Белыми», «ушедших с белой гвардией». К сожалению, судьба многих из них неизвестна, но о некоторых удалось найти сведения. Это Аркадий Иванович Соковнин, проживавший в момент составления списков по ул. К.Маркса, 189, Виталий Александрович и Григорий Александрович Щербаковы (Коммунальная (хутора), 8), Данил Григорьевич Степанов (ул. Старая, 70),2 Николай Михайлович и Александр Михайлович Мокрецовы (ул. Красная, 290) и Павел Екимыч Ожегов (ул. К. Маркса, 127).
Все они, вероятно, прошли многочисленные чистки 1920-30-х годов, но доказательств их активного участия на стороне восставших против большевиков не было найдено.
Наиболее интересна судьба Соковнина Аркадия Ивановича, прожившего долгую жизнь и много сделавшего для Ижевска. Автор благодарен краеведу А.В. Новикову за предоставление копий документов, относящихся к жизни и деятельности Аркадия Ивановича [2]. Соковнин был одним из выдающихся врачей-практиков города. Родился 5 января 1893 г. в Ижевске в семье рабочего. После начальной школы в Ижевске, Аркадий Иванович в 1904 г. поступает в Сарапульское реальное училище, которое он окончил в 1911 г. В 1913 г. он поступает на медицинский факультет Казанского университета, по окончании которого в 1917 году был призван в армию. На западном фронте воевать пришлось недолго – между Германией и Советской Россией в марте 1918 года был заключен Брестский мир. Аркадий Иванович едет к жене в Камышлов, где поступает на службу в комиссариат здравоохранения. В это время с востока наступает армия Колчака и аркадий Иванович вместе с местными властями Камышлова эвакуируется в Пермь. Приехав в отпуск в Ижевск, он попадает в водоворот гражданской войны и, будучи мобилизован как врач, лечит раненых в Воткинской дивизии Колчака, а затем в Красной Армии под Красноярском, на польском фронте, в Кронштадте, на Украине в боях против Махно и под Саратовом против Антонова.
Закончилась гражданская война, Аркадий Иванович возвращается в родной Ижевск и работает ординатором, а когда в 1921 г. открывается станция скорой помощи, он становится ее первым главным врачом, одновременно работая ведущим хирургом ижевской городской больницы и главным врачом областной больницы [3].
Об этом периоде жизни Аркадия Ивановича упоминает первый удмуртский профессор, заслуженный врач РСФСР Семен Иванович Ворончихин (1902-82) [4]. В своей книге воспоминании он рассказывает о преданных медицине людях, работавших в Ижевской городской больнице в 1920-х годах, таких как Иван Николаевич Паншин, Ольга Ивановна Стрельцова, Татьяна Сергеевна Григорьева, Андрей Павлович Гусев и другие.
Семен Иванович пишет: «Не менее талантливым был и друг Паншина и мой Аркадий Иванович Соковнин. Оба они закончили Казанский университет на три года раньше меня. А.И. Соковнин позже перешел главным экспертом в судебную медицину» [5].
image002
А.И. Соковнин (1893-1973) в форме РККА. Из личного архива А. В. Новикова.

Соковнин был человеком самых разнообразных интересов: писал стихи, увлекался мотоспортом. В мае 1936 г. в СССР проводилась «звездно-круговая авто-мот-велоэстафета им. Шверника 3 . Ижевское спортивное общество «Торпедо», в котором активное участие принимал мотозавод, было включено в число участников этой эстафеты. Вот что сообщала об этой эстафете газета «Ижевская правда» [6].
image004
1936 г. А. И. Соковнин (седьмой справа во втором ряду) среди мотоспортсменок и работников Ижевского мотозавода. Из архива мотозавода.
«В команде мотозавода шесть мотоцикловодителей: т.т. Кульпин С.И. – инженер, командор пробега, Суров В.И. – секретарь парткома, Толстых В.П. – начальник цеха, Соковнин А.И. – врач, Мокрушин – инженер и Малахов, бригадир испытательной станции. Маршрут эстафеты: Ижевск-Горький, протяжением в 900 км. Старт эстафеты будет дан 30 мая в 12 часов дня в Ижевске, финиш — 5 июня в 3 ч. 45 м. На Горьковском автозаводе. Участники пробега сейчас усиленно тренируются, ими проведено три пробных пробега в Зуру и Раскольниково» 4.
Летом 1936 года состоялся беспрецедентный женский пробег Ижевск-Москва. Как опытный специалист, Аркадий Иванович в качестве врача сопровождал участников мотопробега.
С 1939 года Аркадий Иванович совмещал основную работу республиканского судебно-медицинского эксперта при министерстве здравоохранения Удмуртской АССР с преподаванием на кафедре судебной медицины Медицинского института. Во время отечественной войны Аркадий Иванович был начальником эвакогоспиталя, получил звание военврача второго ранга. В период работы хирургом Аркадий Иванович провел без летального исхода свыше пяти тысяч операций.
Будучи талантливым, невероятно активным, общительным и доброжелательным человеком, Аркадий Иванович старался принести как можно больше пользы родному городу. Создание первого в Ижевске клуба моржей, участие в театральных постановках – вот лишь несколько направлений его деятельности [2].
Осенью 1942 года в связи с недостатком продуктов питания Правительством Удмуртской Республики было принято решение о забое 25 лосей. Соковнину было поручено руководство командой, в которую входило пять охотников и четыре чекиста. Задание было выполнено, и заготовленное мясо было направлено в госпитали и другие учреждения, где в нем особенно нуждались.
image006
За лосями. Фото А.И. Соковнина. Из личного архива А. В. Новикова.
Используя документы большого семейного архива, о судьбе братьев Щербаковых написал их племянник, к.т.н., доцент Валентин Иванович Щербакова (1928-2009), проработавший в ИМИ (ИжГТУ) более 50 лет. [7]
«Щербаков Виталий Александрович (1894-1959) окончил в 1915 г. Ижевскую оружейную школу, служил в Красной Армии, а затем долгие годы работал на машзаводе. Когда вскоре после войны на Ижевском мотозаводе было организовано производство охотничьих ружей, Виталий Александрович работал заместителем начальника оружейной школы, которая готовила мастеров-оружейников. Участвовал в разработке первого ижевского бескуркового охотничьего ружья, получил авторское свидетельство на замок и 12 тыс. рублей за эту разработку.
В марте 1948 г. на Ижевском мотозаводе началось изготовление первых образцов автомата АК-47. Именно в цехе № 17, начальником которого был Виталий Александрович, были изготовлены эти первые образцы».
Щербаков Григорий Александрович (1898-1976) работал инструментальщиком, преподавал в много лет в школе фабрично-заводского обучения и ремесленном училище № 1 [7].
image008
1940-е годы. В. А. Щербаков с учеником Владимиром Галановым, ставшим известным гравером.

Интересна судьба Данилы Григорьевича Степанова. Его сын Николай Данилович, уйдя на пенсию, решил составить историю своего рода. [8]. Когда-то, особенно в 1930-е годы, это занятие могло быть опасным – не дай бог, если какой-нибудь предок окажется купцом или графом – все родственники могли стать изгоями, а при соответствующем доносе, и врагами народа.
Роясь в архивах, опрашивая родственников, собрав десятки фотографий, Николай Данилович успел завершить этот огромный труд в виде двух толстых альбомов. В генеалогическом древе Степановых смешалось много фамилий: Поляковы, Ермолаевы, Фомины, Романовы, Федоровы, Спиридоновы, Петровы …- всех и не перечислить. В этих людях смешались гены русских, шведов, удмуртов и наверняка других народов. За исключением нескольких человек, все предки до начала 20 века были неграмотны, хотя многие из них были прекрасными мастерами своего дела.
В истории семьи Степановых немало места уделено Данилу Григорьевичу. Он родился 6 декабря 1876 г. в семье ижевского рабочего. Окончив четырехклассную церковно-приходскую школу, Данил поступает в техническое училище, а после окончания училища в 1892 г., его принимают на работу в канцелярию архитектора завода копировщиком. Здесь он успешно работает на разных должностях: чертежником, десятником, прорабом на стройках.
image010

Бригада «Струя». На обороте снимка надпись: «23 мая1921 г. Свободная пятерка (Струя). Стоит второй слева художник М. В. Балагушин. Сидит в центре П. В. Киселев. Сидит в форме И. С. Попов. Стоит первый слева Н. С. Шален. Сидит первый слева Д. Г. Степанов». Михаил Васильевич Балагушин (1889-1966) впоследствии стал известным советским художником. В 1940-45 гг. был первым председателем Союза художников Удмуртии [4]. Из семейного архива Степановых.

События 1918-19 гг. в Ижевске в материалах истории семьи описаны очень кратко, и ничего не говорится о том, чем в это время занимался Данил Григорьевич. В голодном 1921 г. он с товарищами по службе создает бригаду под названием «Струя». В этой бригаде, как пишет его сын, Данил Григорьевич «… сверхурочно вечерами и ночами работал над проектами и сметами по восстановлению разрушенных и строительству новых зданий и сооружений завода и города. Неурочная эта работа оплачивалась продуктами. В это же время в казну за продукты были сданы золотые медали Данила Григорьевича».
Для ликвидации неграмотности населения и реализации программы всеобщего начального образования в 1922 г. в Ижевске был создан школьно-строительный комитет, членом которого становится Данил Григорьевич. Ему было поручено возглавить строительство первой каменной школы на площади Свободы (ныне район Центрального рынка, ул.К.Либкнехта, 17). Через полтора года по проекту Г.Ф. Сенатова (1885-после 1924) школа была построена, как пишет его сын, 31 декабря 1925 г. Данил Григорьевич «… на пороге этой школы вручил ключи от нее первой заведующей школы Ксении Михайловне Ившиной». Вскоре под руководством Степанова была построена школа на ул. Телегина (по тому же проекту) и на перекрестке улиц М.Горького и Кирова (ул. М.Горького, 220).
Четыре сына и две дочери Данилы Григорьевича ушли на фронт в годы Великой отечественной войны, два сына из четырех погибли. Скончался Данил Григорьевич в 1957 г.
Газета «Машиностроитель» часто публикует статьи о ветеранах Ижмаша, кафтанщиках и рабочих династиях. В номере от 29 сентября 2011 г. Наталья Шибанова опубликовала историю семьи Мокрецовых, в которой, в частности, говорится об упомянутых в списках братьях Александре Михайловиче и Николае Михайловиче Мокрецовых [9]. Статья основана на материалах семейного архива Юлии Игоревны Гулаковой, двоюродной праправнучки Михаила Андреевича Мокрецова.
image012
Николай Михайлович Мокрецов с женой Анной Петровной. Фото примерно 1916 г. Из семейного архива Ю.И. Гулаковой.

По сведениям, собранным в Центральном Государственном архиве УР (ЦГА УР) Юлией Игоревной, Николай Михайлович Мокрецов родился в 1892 г., поступил в магазинно-коробочную мастерскую Оружейного завода в июле 1911 г. и проработал с перерывами до 1914 г. [10]. Его неоднократно увольняли за невыход на работу, а в 1912 г. «из-за лишения свободы». Судя по фотографии, во время Первой мировой войны служил в армии. Последний раз принят на работу в июне 1920 г., уволен в ноябре 1921 г. [11]. Был застрелен при задержании. Это, вероятно, произошло в 1921 г. или позже.
О судьбе Александра Михайловича Юлия Игоревна Гулакова сообщила следующее: «Мокрецов Александр Михайлович родился в 1897 г. В 1912 г. поступил на завод в магазинно-коробочную мастерскую. Был участником Ижевско-Воткинского восстания 1918г. Служил пулеметчиком в составе Ижевской дивизии, бывшей боевым соединением армии адмирала Александра Колчака. Дошел до Дальнего Востока. После поражения армии вернулся в Ижевск по поддельным документам. В конце жизни держал пасеку. Умер в 1944 г.».
image014
Александр Михайлович Мокрецов. Фото 1940-х гг. Из семейного архива Ю.И. Гулаковой.

О Павле Екимыче Ожегове из рассказов моих родственников известно лишь то, что он был женат на дочери моего деда Тимофеева Никиты Лазаревича, ушедшего с армией Колчака и умершего в г. Томске в 1920 г. Судя по некрологу в газете «Удмуртская правда» [12], в декабре 1937 г. П. Е. Ожегов работал в г. Ижевске в конторе Удмуртторга.
Таким образом, рассмотренных здесь жителей Ижевска не коснулись репрессии, хотя они и попали в списки «бежавших с белогвардейцами» в январе 1919 г. Основная чистка участников восстания прошла в ноябре-декабре 1918 г., что отражено в протоколах заседания Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем при штабе 2-й армии восточного фронта, опубликованных в 2013 г. [13, 14].

1 квартальные – лица, следившие за порядком в определенном квартале. Назначались из жителей квартала местными властями.
2 Улица Старая Постановлением Революционного гражданского Совета ижевска от 13 декабря 1918 г. была переименована в улицу К.Маркса. Этим постановлением многие улицы и площади Ижевска получили новые названия. В январе 1919 г. ижевцы еще не привыкли к новым названия, и многие адреса приведены в списках по старым названиям улиц.
3 Шверник Николай Михайлович (1888-1970), советский политический деятель. С 1930 по 1944 год был первым секретарём Всесоюзного центрального совета профсоюзов (ВЦСПС).
4 Раскольниково – название села Гольяны с 1924 по 1938 г. Расположено в Завьяловском районе Удмуртии в 34 км к востоку от Ижевска. Село Гольяны было переименовано в честь Ф.Ф. Раскольникова (1892-1939), одного из большевистских командиров, активно участвовавших в подавлении Ижевско-Воткинского восстания. После того, как в 1938 г. он опубликовал в парижской эмигрантской газете письмо «Как меня сделали «врагом народа», Верховный Суд СССР объявил Ф.Ф. Раскольникова вне закона, что грозило ему при возвращении на родину расстрелом. А селу Раскольниково было возвращено его историческое название.

Литература
1 – ЦГА УР, фонд Р-137, опись 3, дела 11, 13.
2 – Личный архив А.В. Новикова.
3 – Газета «Удмуртская правда», 25.11.2011.
4 – Удмуртская Республика. Энциклопедия. – Ижевск: Изд-во «Удмуртия», 2000.
5 – Ворончихин С.И. Полвека за операционным столом: Записки хирурга. Ижевск, 1981.
6 – Газета «Ижевская правда», 22.05.1936.
7 – Щербаков В.И. Династия Щербаковых. Сборник трудов Ижевского отделения Международной Славянской Академии. Москва-Ижевск, 2010.
8 – Семейный архив Н.Д. Степанова.
9 – Шибанова Н. Мокрецовы из Мокрецовского переулка. Газета «Машиностроитель», 29.11.2-11.
10 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 99.
11 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 100.
12 — Газета «Удмуртская правда», 27.12.1937.
13 – Архив ФСБ, фонд 10, дело 52.
14 – Коробейников А.В. Ижевские повстанцы и «красный террор» (Протоколы ЧК 1918-1919 гг.), Ижевск, 2013.

Опубликовано в журнале «Ижнакар» № 1, 2013 г., с.18-26.
УДК 94(470.51)
МОЙ ДЕД ИЖЕВСКИЙ МАСТЕРОВОЙ НИКИТА ЛАЗАРЕВИЧ ТИМОФЕЕВ

Ижевский завод всегда славился производством стрелкового оружия, но его мастера особенно преуспели в изготовлении нарезных стволов, что говорило о высоком качестве выпускаемой стали и передовой технологии ствольного производства. Так, на международной выставке в 1900 г. в Париже ижевские умельцы показали ствол, завязанный в узел, скрученные вместе несколько стволов, демонстрирующие прочность и вязкость ижевской стали, за что завод получил золотую медаль.
Среди многочисленной плеяды ижевских рабочих, которые мало известны рядовым ижевцам, был и мой дед Никита Лазаревич Тимофеев, прошедший путь от ученика до старшего мастера ствольной мастерской.
image002
Он был потомственным ижевцем, вырос в старообрядческой семье, где с детства особенно ярко воспитывалось уважение к старшим, трудолюбие, порядочность. Его отец также работал на Ижевском оружейном заводе. В свидетельстве, выданном Лазарю Тимофееву в 1872 г., говорилось, что «…он работал при Ижевском оружейном заводе в ствольносверлильном мастерстве как при Казенном, так и Коммерческом Управлении 25 лет; … работы исполнял при примерном усердии и отличным искуством …» [1].
По переписи населения Российской Империи в списках домохозяев значилось, что Никита Лазаревич Тимофеев имел дом на Седьмой улице [2]. По рассказам моей бабушки Анисьи Андреевны, жены Никиты Лазаревича, дед продал этот дом и купил новый в более престижном районе города на так называемой Горе на углу улицы Старой и Горшечного переулка (ныне улицы К. Маркса и Бородина). При доме был большой, около 40 соток, участок земли. В этом доме у Никиты Лазаревича и Анисьи Андреевны к 1917 г. было восемь детей, среди которых была и моя мама Елизавета Никитична. Семья Тимофеевых жила небедно, поскольку, например, в 1903 г. месячная плата деда составляла 93 рубля [3], и был большой огород, покос за городом, где они заготовляли сено для коровы. Была лошадь с телегой и много домашней живности. Все дети с раннего возраста помогали родителям в домашнем хозяйстве, как было принято у старообрядцев.
При советской власти бабушке оставили шесть соток, на отобранной территории построили особняк, в котором поселились две семьи работников НКВД.
Я родился в доме деда в 1937 г., номер дома был в то время 213, а снесли его в 1955 г. при расширении мотозавода, и сейчас на этом месте расположена верхняя заводская проходная. В детстве я видел у моей бабушки Анисьи Андреевны почтовые открытки начала ХХ века с полным адресом дедовского дома: Вятская губерния, Сарапульский уезд, Вотская волость, Ижевский Завод, Гора, дом 7).
Но вернемся к Никите Лазаревичу. Он работал на заводе с 1879 г., сначала учеником, затем рабочим приборной мастерской, мастером. С 1896 г. в ствольной мастерской, где в 1901 г. назначается старшим мастеров [4]. Именно там готовили стволы для парижской выставки. Он прекрасно знал технологию и оборудование, за свой добросовестный труд неоднократно награждался медалями. Никита Лазаревич пользовался уважением рабочих, в 1901 году он был выбран в состав заводской кассы взаимопомощи.
Свою первую награду Никита Лазаревич получил в 1899 г. за совершенствование технологии штыка мосинской винтовки. Это была серебряная медаль для ношения на груди на Станиславской ленте. В 1903 г. его награждают второй серебряной медалью, которую предписано носить на груди на Анненской ленте [5].
В 1906 г. Николай II «…ВСЕМИЛОСТЕЙШЕ повелеть соизволил распространить действие приказа по военному ведомству 1905 года № 752 о награждении медалями за усиленную мирную службу во время минувшей войны с Японией, на служащих по вольному найму в военном ведомстве». Ижевский оружейный завод относился к этому ведомству, многие работники завода были награждены медалями. Никита Лазаревич получил золотую медаль для ношения на груди на Станиславской ленте. Эта медаль была наградой за то, что он «установил разработку колец для штыка-ножниц и приложил старание для наибольшего ежедневного выхода оружейных частей» [5]. В 1911 г. он получил еще одну золотую медаль [4]. Кстати, за каждую медаль из заработной платы вычитали 7 р. 50 к. в пользу «инвалидного капитала».
image004
1910 г. Семья Тимофеевых. Никита Лазаревич, Анисья Андреевна, сын и четыре дочери. Слева стоит сын Алексей, на переднем плане справа дочь Мария (1908-1998), участница женского мотопробега Ижевск-Москва 1936 г.

Никита Лазаревич много сделал для сохранения и развития ижевского старообрядчества.
Напомню, что старообрядчество представляет собой совокупность религиозных групп и церквей в России, не признавших церковной реформы 1653-56 гг. патриарха Никона (1605-1681). Этот раскол считают самым большим по своим последствиям событием XVII века и величайшей трагедией в истории многострадальной России.
Поводом к расколу русской церкви послужили разногласия, возникшие при исправлении церковных обрядов и книг. Греческие подлинники, с которых делались переводы на русский язык, были написаны в разное время и не были абсолютно одинаковы. При переводах и переписывании книг дополнительно вносились изменения и искажения. Царь поддерживал исправления церковных книг и обрядов Никона, так как усиление централизации церковного управления соответствовало интересам абсолютной власти царя. Но когда Никон стал сравнивать власть патриарха с солнцем, а власть царя с луной, лишь отражающей солнечный свет, и вмешиваться в светские дела, он впал в немилость. В 1666 г. Собор лишил Никона патриаршего сана, но утвердил его нововведения. С этого Собора русская церковь делится на православную господствующую и православную старообрядческую, которая отвергает реформы Никона. Официальная церковь именовала старообрядцев «раскольниками», старообрядцы называли приверженцев реформ «никонианами».
После Собора 1666 г. на старообрядцев обрушились гонения, продолжавшиеся до 1905 г. Тысячи людей были вынуждены бежать на окраины России. К 1917 году в России насчитывалось 20 млн. старообрядцев, что составляло 15 % населения империи.
В Ижевском заводе, как назывался Ижевск на протяжении более 160 лет, старообрядцы жили с момента основания завода, и здесь не было таких гонений, как в центральной части России.
Среди старообрядцев было много известных и уважаемых людей: купцы Порсевы, Оглоблины, семьи Агапитовых, Щербаковых, Тимофеевых, Ялуниных, Жаравиных, Локосовых, Пикулевых, Смоленцевых и другие [8]. Многие были почетными гражданами города, награждены медалями за многолетний труд на заводе.
Долгие годы у старообрядцев не было постоянной церкви, в начале 20 века они собирались на богослужения в доме торговца И.З. Леушина на улице Куренной (ныне ул. Красная).
17 апреля 1905 г. Николай II подписал именной высочайший указ, данный Сенату, «Об укреплении начал веротерпимости», который гласил: «В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. … Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. … Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам. … К исполнению сего Правительствующий Сенат не оставит учинить надлежащее распоряжение.
На подлинном Собственною Его императорского величества рукою подписано: «НИКОЛАЙ». [6]
После царского указа старообрядчество получило официальное признание, и встал вопрос о строительстве настоящего большого храма.
В это время заканчивалось строительство Михайловского собора, и в течение нескольких лет на его сооружение у работников завода вычитали из заработной платы 1%. Рабочие и мастера старообрядцы направили исполняющему делами начальника заводов полковнику Савостьянову приговор (прошение), которое подписали 43 человека [7]. В обращении к начальнику заводов старообрядцы просили о том, чтобы вычитаемая сумма в размере 1 % от заработка «не вычиталась бы на таковой храм, а взыскивалась бы на вновь проектирующийся наш старообрядческий храм и деньги, взыскиваемые с нас доверяли получать рабочему Михаилу Иосифовичу Смоленцеву».
Генерал-майор Савостьянов согласился с просьбой старообрядцев и дал указание помощнику начальника заводов издать соответствующее распоряжение, а «…удержание же денег с значащихся в упомянутом списке рабочих в пользу Михайловского храма прекратить теперь же» [8].
К этому времени эта накопившаяся за год «сумма 936 руб. 44 коп. выдана члену совета Ижевской старообрядческой общины Никите Лазареву Тимофееву под расписку в книге» [9].
Затем был составлен и утвержден начальником завода генерал-майором П. М. Савостьяновым список представителей от мастерских завода, которым разрешили собирать деньги на строительство церкви [10]. Вскоре деньги были собраны, и 17 мая 1909 года сотни старообрядцев прошли по центральной Троицкой (ныне Советская) улице до места будущего строительства храма, где и произошла его закладка.
image006
17 мая 1909 г. Закладка старообрядческого храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Троицкой. Фото И.А. Щербакова

Председателем строительного комитета был избран Никита Лазаревич Тимофеев. Строительство храма шло удивительно быстро. Уже через год без крана и других средств механизации он был построен, и 6 июня 1910 г. был поднят крест.
image008
Так выглядел это великолепный храм, безжалостно уничтоженный в 1936 году.
Фото И.А. Щербакова
Среди старообрядцев, участвующих в строительстве первого храма, следует отметить Ивана Александровича Щербакова (1888-1980), работника инструментальной мастерской. Ижевцы особенно должны быть благодарны ему за то, что, увлекаясь фотографией, он оставил нам прекрасные виды старого Ижевска и его окрестностей.
Никита Лазаревич Тимофеев после завершения строительства храма был избран товарищем (заместителем) председателя Совета Ижевской старообрядческой общины, а с мая 1910 г. по январь 1913 г. возглавлял ее.
В 1912 г. начальник ствольной мастерской направил рапорт помощнику начальника заводов по оружейному заводу о том, что старшего мастера Никиту Лазаревича Тимофеева «за долговременную его службу и принесшею своими трудами и знанием дела пользу для завода» желательно наградить званием личного почетного гражданина [11].
В следующем рапорте, направленном начальнику заводов, сообщалось, что Тимофеев будет представлен к этому званию, других документов по этому вопросу пока не обнаружено.
В 1918 г., когда в Ижевске произошло восстание, сын Никиты Лазаревича Алексей ушел с восставшими, о чем сообщал квартальный уполномоченный [12]. 8 ноября город был взят войсками Красной Армии, восстание подавлено. Пока я не нашел документов, которые говорили бы о причинах присоединения Алексея к восставшим – было ли это добровольным или же он попал под мобилизацию. Но его имя числится в списках вернувшихся в Ижевск, и есть вероятность найти сведения о его дальнейшей судьбе.
Трагические события вновь обрушились на Ижевск – 13 апреля 1919 г. Ижевск был захвачен войсками Колчака и вновь занят Красными 7 июня. Что касается моего деда Никиты Лазаревича, то о, отступив с армией Колчака, дошел с ней до Томска, заболел и там умер.
В феврале 1921 г. жена Никиты Лазаревича получила открытку без марки из г. Томска. Возможно, ее доставил в Ижевск кто-либо из вернувшихся из армии Колчака. Это была специальная церковная почтовая карточка, на лицевой стороне которой напечатаны ряд заповедей, среди которых была и такая: «Все грабят – ты не грабь. Все пьют – ты не пей. Все курят – ты не кури».
Но главное было то, что жена и дети с этой карточкой получили печальную весть о судьбе Никиты Лазаревича. Вот текст этого послания.
«Уважаемая Анисья Андреевна! Настоящим сообщаю, что ваш муж Никита Лазаревич Тимофеев преставился на вечную жизнь «идете не болезни ни печали» в 1920 году 17 января. Думаю, что вы были извещены своевременно, но я нашел нужным повторить сообщение для большей достоверности. Он болел не долго. Был мною исправлен и причащен св. таин. И похоронен по христианскому обычаю на старообряд. кладбище гор. Томска. И так известив Вас призываю на Вас мир Божий и благословение. Старообрядческий епископ Тихон г. Томска» [12]. К открытке была приложена страница из церковной книги о регистрации смерти Никиты Лазаревича.
Так трагически закончился жизненный путь замечательного специалиста и труженика, одного из миллионов жертв Гражданской войны. Его жена скончалась в 1964 г. в возрасте 98 лет, пережив мужа почти на полвека.
К счастью, ни она, ни ее дети не пострадали от репрессий 30-х годов. Сын Александр (1910-1948) с юных лет увлекался техникой и, окончив в 1926 г. фабрично-заводское училище, начал работать слесарем на Ижстальзаводе. Когда в Ижевске начали изготавливать мотоциклы, Александр поступил на мотоциклетный завод, работал слесарем. С 1932 по 1935 г. служил в Красной Армии. Вернувшись на мотозавод, работал обкатчиком, увлекся мотоспортом и участвовал в различных соревнованиях и мотопробегах [14]. Так, на всесоюзных соревнованиях по 100 км мотокроссу в 1938 г. А. Тимофеев занял второе место. Не имея даже среднего образования, самостоятельно освоил много специальностей, увлекался радиолюбительством. За прекрасное знание техники и умение работать с людьми, его назначают сначала мастером сборочного цеха, затем в возрасте 27 лет он становится начальником цеха [15]. Участник Великой отечественной войны, был ранен при форсировании реки Днепр.
Дочь Никиты Лазаревича Мария (1908-1998) долгие годы работала копировщицей на мотозаводе, начинала еще с П. В. Можаровым. Она, вместе с мужем П. И. Малаховым, также увлекалась мотоспортом, участвовала во многих соревнованиях. Мария Никитична была участницей беспримерного женского мотопробега Ижевск-Москва летом 1936 года. В 1937 г. на отборочных соревнованиях к первенству СССР она заняла первое место, а на чемпионате страны в Киеве заняла третье место [16, 17].
Многочисленные внуки и правнуки Н. Л. Тимофеева успешно трудятся на многих предприятиях Ижевска. Но это уже отдельная тема.

Литература и источники

1 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 2129, л. 256.
2 – ЦГА УР, ф. 236, оп. 1, д. 10, л. 48.
3 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 5, д. 71, т. 11, л. 2.
4 – ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 4439, т. 11, л. 28.
5 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4065, л.12.
6 – Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T. XXV: 1905. Спб., 1908. С.237-238.
7 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 3983, л. 252.
8 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 3983, л. 255.
9 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4088, л. 8.
10 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4088, л. 27.
11 – ЦГА УР, ф.4, оп. 1, д. 4502, л. 5 и 7.
12 – ЦГА УР, ф. Р-137, оп. 3, д. 11, л. 64.
13 – Семейный архив М. П. Малахова.
14 – ЦГА УР, ф. 1276, оп.1, д. 42, л. 8-11.
15 – Газета «Удмуртская правда», 29.03.1938.
16 – Газета «Удмуртская правда», 20.09.1937.
17 – Газета «Удмуртская правда», 8.10.1937.

Покушение на Ижевский пруд
(статья из газеты «Берегиня» № 9, 2008 г.)

В 18 веке в период войн, связанных с расширением Российской империи, бурно развивалась промышленность. На Урале и прилегающих к нему западных территориях были построены десятки новых заводов. На территории Удмуртии в 1759 году началось строительство Воткинского и Пудемского заводов, а в 1760 году — Ижевского завода. Единственным источником механической энергии в то время была вода, поэтому заводы строились на реках, и первым сооружением всегда была плотина. 10 апреля 1760 года строительством плотины на реке Иж было положено начало ижевскому пруду. Через три года его вода по специальным каналам хлынула на колеса, и заработали молота, горны и машины Ижевского железоделательного завода. В том далеком 1763 году завод изготовил первые 7 тысяч пудов, и это стало возможно только благодаря пруду.
Возможность расширения пруда наряду с имеющейся металлургической базой, обилием лесов и рабочей силы была одной из причин, которая способствовала тому, что выдающийся организатор промышленности России, член Берг-коллегии (по сути министерства) А.Ф. Дерябин при выборе места строительства будущего оружейного завода остановился на Ижевском заводе. После открытия в 1807 году оружейного производства за последующие десятилетия наш пруд-труженик обеспечил выпуск сотен тысяч ружей и винтовок.
Более двух с половиной столетий ижевский пруд является основным источником хозяйственно-питьевого и промышленного водоснабжения города. Это и раздолье для рыбаков (хотя рыбы с каждым годом становится все меньше) и место отдыха горожан. Именно благодаря пруду и заводам, работа которых полностью зависела от пруда, наш Ижевск из небольшого заводского поселка превратился в крупный промышленный центр Росси.
Площадь пруда составляет 24 кв. км, полный объем – 76,3 млн. куб. м. Среднегодовой объем водозабора из Ижевского водохранилища на хозяйственно — питьевое и промышленное водоснабжение составляет около 70 млн. куб.м. Суммарный годовой сброс в пруд сточных вод, большая часть которых относится к категории недостаточно очищенных, колеблется в пределах 6 млн. куб. м.
За свою историю пруд ни разу не чистили, лишь последние в годы предпринимается слабая попытка углубить и очистить дно от векового ила. Хотя работы по углублению дна пруда ведутся с перерывами с 1972 года, достают не иловые отложения, которые прибыли не дают, а песок, его извлекли уже миллионы кубометров и он идет на хозяйственные нужды и строительство. Как всегда, на экологию денег нет.
На протяжении последних 20 лет назад местные газеты постоянно публиковали статьи о критическом состоянии ижевского пруда. Вот эти проблемы:
— накопление на дне пруда многометровых иловых отложений, включающих соли многих металлов от выбросов в атмосферу и сбросов в канализацию (железо, медь, цинк, формальдегид, азот, нефтепродукты и многие другие вещества);
— загрязнение рек, питающих пруд (Иж, Подборенка, Пазелинка) промышленными сбросами, канализационными стоками и бытовыми отходами;
— крайне недостаточная мощность очистных сооружений;
— исчезновение раковин перловиц, пропускающих через свой организм воду и очищающих ее от вредных веществ;
— гибель полезной растительности;
— уменьшение кормовой базы (исчезновение нерестилищ, мотыля) и, соответственно, резкое снижение рыбных запасов (кстати, в 1950 годы существовал рыбзавод);
Основными источниками загрязнения пруда являются заводы «Ижсталь», «Ижмаш», «Ижводоканал» и ТЭЦ-1.
В газете «Машиностроитель» от 20 марта 2008 г., издаваемой ОАО «Ижевский машиностроительный завод», помещена статья «Ижевский пруд: обоснованная тревога».
Начальник отдела водных ресурсов по Удмуртской Республике А. Измайлова сообщает в статье, что показатели органического загрязнения Ижевского водохранилища более чем в два раза превышают требования, предъявляемые к водным объектам в местах питьевого водопользования, и что «… экологическое состояние Ижевского водохранилища вызывает у нас особую тревогу».
В статье далее говорится: «В воде Ижевского водохранилища обнаружено до 240 видов органических веществ как природного, так и антропогенного происхождения, около половины которых относится к группе нефтяных углеводородов. Кроме того, выявлено большое число веществ (кислот и их эфиров), присутствие которых может быть обусловлено процессами размножения и отмирания водной флоры, в том числе и водорослей.
Общей причиной экологического неблагополучия Ижевского водохранилища специалисты называют несоответствие его потенциала самоочищения величине техногенной нагрузки, создаваемой городом».
Критическое состояние пруда подтверждается тем, что впервые в его истории в 2007 году городской пляж не был открыт, и в этом году на 20 июня он также пока не открыт.
Пруд, как живой организм, ждет помощи. Пока не поздно, ему надо помочь. Не стоянки автомашин, промышленные, жилые и административные здания должны возводиться в прибрежной водоохраннной зоне пруда, а зеленые насаждения и парки. Нашим архитекторам следует познакомиться с основами экологии, понять, наконец, чем для города является пруд и не выполнять слепо указания начальства, что и где строить. А руководству республики и города пора начать выносить на обсуждение общественности крупные проекты, касающиеся всего населения. Когда-то город был засекречен, так неужели до сих пор наше руководство все еще пытается в секрете от жителей принимать некомпетентные решения! Примеров амбициозных проектов, реализуемых без учета их воздействия на пруд и на речки, питающие пруд, немало. Один из них – зоопарк, место для которого выбрано недалеко от пруда. Вырублены сотни деревьев в парке, служившем ижевчанам более 75 лет. Какая канализационная система должна быть для этого зоопарка, сколько вспомогательных сооружений необходимо возвести (кафе, стоянок и пр.) и какой новый удар получит пруд! Хорошо известно, в каком жалком состоянии находятся очистные сооружения города. Неужели для зоопарка не нашлось места в перспективных районах на окраине города!
Последним покушением на пруд был остров с гигантской башней — конгресс-холлом высотой 120 метров, что почище всякого зоопарка. Его плановая стоимость сначала составляла 4,5 млрд рублей, затем она была скорректирована до 6,5 млрд без учетов сотен миллионов на строительство моста к нему и намыв острова. Все эти гигантские стройки ложатся тяжелым бременем на жителей города и республики в условиях крайне низкого уровня жизни основной массы населения, роста цен на жилье и инфляции.

image001
30-этажный конгресс-центр «Калашников»

После сообщения о том, то на ижевском пруду будет намыт остров, а на нем выстроят 120-метровый конгресс-центр «Калашников», жители города начали возмущаться, сначала робко, затем появились выступления в местной прессе, начался сбор подписей против строительства. Возникло движение ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА, инициаторами которого стали преподаватели Удмуртского университета. Целью движения было не допустить строительство конгресс-холла на ижевском пруду. Конечно, в официальной прессе не могли появиться протестные выступления – она практически вся подконтрольна местным властям. Единственной газетой, которая организовала дискуссию на эту тему, публикуя обоснованные и острые выступления многих авторов, была газета «День».
В газете «День» от 15 ноября 2007 г. в статье «Хотели как в Ницце» Надежда Гладыш писала: «Реализация ПРОЕКТа ставит своей целью получение прибыли, источником которой должна стать гостиница. В свои окна постояльцы увидят дымящиеся трубы, заводские корпуса. С высоты 120 метров отмели Ижевского пруда предстанут грязными бурыми пятнами. Запах цветущей стоячей воды проникнет даже сквозь пластиковые окна. Поэтому рентабельность гостиничного бизнеса представляется сомнительной. Возникает потенциальная опасность перевода содержания конгресс-центра на бюджет города.
Функционирование 30-этажного здания посреди питьевого водоема вызывает опасения».
Последняя фраза касается экологии пруда и эту проблему следует рассмотреть особо.
Согласно экологической статистике, на территорию пруда ежегодно выпадало несколько тысяч тонн твердых веществ от выбросов металлургического, машиностроительного заводов и ТЭЦ-1. Хорошо известно, что в Ижевске преобладают ветры с юго-запада, и даже сейчас, в условиях снижения объема производства этих заводов, шлейфы дыма тянутся к пруду, покрывая его поверхность вплоть до противоположного берега. Представьте себе конгресс-центр, покрытый копотью и сажей, пропитанный запахом угля и другой химии. Ну, от этого будут страдать туристы и участники конгрессов, которые, по задумке авторов, предполагается проводить в Ижевске. А что получит город?
При условии проживания в конгресс-центре нескольких сот человек, размещения кафе и ресторанов, также многочисленного обслуживающего персонала возникает проблема отвода значительного объема канализационных стоков через водное пространство.
Борьба против строительства конгресс-центра началась весной 2007 года. На митинге, организованном 7 апреля Координационным советом гражданских действий Удмуртии при активном участии регионального отделения партии «Патриоты России», собрались активисты многих комитетов и движений. Среди многочисленных лозунгов митингующих были требования запретить это гигантское строительство. Был организован сбор подписей против строительства. Подписные листы с тысячами подписей стали уходить в Администрацию Президента России, но все это заканчивалось пересылкой листов местным властям.

В конце 2007 года в Интернете появился сайт x.udm.ru, созданный движением «ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА». На сайте размещены материалы, составленные специалистами различных отраслей. Эти материалы касаются этико-символических, архитектурно-градостроительных аспектов и безопасности проекта, и здесь люди получили возможность высказать свою точку зрения.
В этико-символическом аспекте, рассматривая отношение к оружию, авторы отмечают, что «использование автомата в качестве символа населенного пункта недопустимо с нравственной точки зрения», автомат Калашникова «… не использовался в Великой Отечественной войне, поэтому не может служить символом освобождения для России, в отличие от развивающихся стран, добившихся своей независимости с АК в руках».
В продолжение этой темы далее говорится: «По своему размеру и месту расположения здание конгресс-центра претендует на статус главной доминанты Ижевска, столицы национальной республики. Наделенное буквальной символикой, это здание своим видом и размерами утверждает главенство производства АК над всеми многочисленными аспектами истории Удмуртии. Особенно явственно оружейная доминанта подавляет монумент Дружбы народов и Михайловский собор. Сведение всей жизни Удмуртской республики к выпуску одного вида стрелкового оружия оскорбительно для представителей коренной национальности».
Отмечается также, что «здание–автомат, поставленное в центре питьевого водоема – символ нечистоплотности. Аналогично гранате в тарелке супа».
Архитектурно-градостроительный аспект затрагивает такие вопросы, как антиэстетичность проекта, противопоставление ландшафту, функциональное несоответствие, экономическая нецелесообразность.
Экологическая опасность проекта обосновывается тем, что сооружение конгресс центра приведет к загрязнению питьевого водоема.
Последний фактор следует рассмотреть особо, поскольку в последние годы произошло значительное ухудшение ситуации в области природоохранного управления и контроля. Дело в том, что существующий федеральный закон «Об охране окружающей среды», подписанный Президентом РФ 10 января 2002 года и Водный кодекс РФ, утвержденный в 2006 году существенно уменьшили природоохранные ограничения, особенно на использование водоемов по сравнению с аналогичным законодательство, принятым в 1991 году. Закон (тогда еще РСФСР) «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 года явился результатом борьбы экологов и чиновников от исполнительной власти. Тогда зеленые во главе с академиком А.В. Яблоковым победили, добившись разграничение компетенции законодательной и исполнительной ветвей власти в области охраны окружающей природной среды (статьи 5 и 6 раздела I). По этому закону управление в области окружающей природной среды осуществляли специально уполномоченные государственные органы (статья 7) во главе с Комитетом при высшем законодательном органе. По существующему закону все полномочия отданы одному из исполнительных органов — Министерству природных ресурсов, подчиняющемуся премьер-министру. На муниципальном уровне экологией управляют также исполнительные органы власти. Таким образов, потребителям природных ресурсов предоставлено право контролировать самих себя. С 2008 года ликвидированы экологические фонды. И это все в условиях сращивания политики и бизнеса и диких псевдорыночных отношений! После принятия существующего сейчас закона «Об охране окружающей среды» в Удмуртии, например, резко уменьшилась информативность ежегодных Национальных докладов о состоянии окружающей среды.
То, что раньше на основе норм, например, размеров водоохранных зон, запрещалось при экологической экспертизе, по новому закону может быть разрешено, поскольку эти зоны сокращены. Если по старому законодательству водоохранная зона Ижевского пруда составляла 500 м, то сейчас она уменьшена в 10 раз!
О работы экологов в этих условиях хорошо сказал академик А.В. Яблоков в статье «Я другой такой страны не знаю» (газета «Берегиня», №3-4, 2008 год: «Сейчас мы вынуждены работать в небывало жестком – анти-зеленом – окружении власти. Власть сейчас у групп, которые открыто декларируют, что наши экологические ценности – никакие не ценности для сегодняшней России».
В результате – гигантские стройки без экологической экспертизы, массовая точечная застройка в городах, несмотря на многочисленные протесты жителей, десятки тысяч прорывов нефтепроводов – все это наносит огромный вред окружающей среде.
Движение ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА еще в ноябре 2007 г. обратилось к Председателю Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, представителю в СФ от правительства Удмуртской Республики В.Е. Шудегову с официальным обращением о необходимости запрета строительства этого сооружения. В ответе на это обращение В.Е. Шудегов сообщил, что 25 декабря он подписал Депутатский запрос об экспертизе проекта конгресс-центра в Федеральную службу по надзору в сфере природопользования РФ.
Аналогичное обращение было направлено 8 февраля 2008 г. Первому заместителю Председателя Правительства РФ Медведеву Д.А. (тогда еще не Президенту). В нем, в частности, говорится:
«Движение ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА объединяет конструкторов, научную и творческую интеллигенцию, ветеранов-оружейников, которые выступают против инвестиционного проекта строительства Конгресс-центра, оскорбительного для оружейников, всех жителей Ижевска».
«Ведущие специалисты региона, входящие в наше движение, составили список технических, экологических, эстетических и нравственных аргументов против данного проекта. В различных списках собрано более 20 тысяч подписей протеста. Однако в регионе сложилась порочная практика кулуарного принятия решений, затрагивающих жизненные интересы граждан.
Мы обращаемся к Вам с просьбой остановить произвол местных властей, снять инвестиционный проект строительства Конгресс-центра».
Среди подписавших выдающиеся конструкторы ижевского оружия, почетные ветераны заводов, доктора и кандидаты наук, сотрудники многих музеев, лауреаты государственных премий, почетные граждане Ижевска и Удмуртии.
Негативное отношение к проекту строительства Конгресс-центра «Калашников» было выражено также в официальных обращениях к Председателю Правительства Удмуртской Республики Питкевичу Ю.С. и Главе муниципального образования «город Ижевск» Балакину В. В. Аналогичные обращения были направлены в общественную палату Ижевска, Председателю Российского Союза машиностроителей Чемезову С. В., прибывшему в Ижевск на съезд российских машиностроителей.

PENTAX Image
Протестующие на центральной площади г. Ижевска.

23 декабря 2007 года физики удмуртского университета, инициаторы движения ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКСПЕРТИЗА собрались на центральной площади Ижевска, чтобы под барабанный бой поднять воздушные шары на высоту 120 метров и, таким образом, продемонстрировать размеры конгресс-центра. Здесь же был продолжен сбор подписей против его строительства.

Борьба против строительства конгресс-центра завершилась победой. 22 февраля 2008 года на заседании расширенной коллегии Минстроя Удмуртской Республики президент республики А.А. Волков заявил о замораживании на неопределенный срок этого глобального проекта.
Проект заморожен, но успокаиваться рано. Отсутствие общественной экспертизы, до крайности мягкое природоохранное законодательство, особенно водный кодекс, развязали руки проектировщикам и строителям, и в этих условиях не исключена возможность появления новых подобных проектов. Люди, будьте бдительны!

Сергей Селивановский, доцент Ижевского государственного технического университета (ИжГТУ), член Союза журналистов РФ

Этот блог посвящен истории Ижевска и включает статьи автора, опубликованные в различных центральных и местных изданиях

Сергей Николаевич Селивановский родился в Ижевске в 1937 году. В 1956 году окончил с отличием Ижевский индустриальный техникум, а в 1961 году – Ижевский механический институт по специальности инженер-электрик.

С 1961 по 1975 год работал преподавателем в механическом институте. Затем работал ведущим инженером в научно-исследовательских институтах, был руководителем крупных комплексных научно-исследовательских тем, связанных с разработкой перспективных технологий изготовления и сборки радиоэлектронных средств и снижением трудоемкости изделий на существующих производствах. За внедрение своих изобретений был награжден знаком «Изобретатель СССР».

В 1990 г. был избран депутатом Ижевского городского Совета и работал освобожденным председателем постоянной комиссии по эколо­гии Ижевского городского Совета до 1994 г.

С 1994 по 2013 год работал в Ижевском государственном техническом университете на кафедре «Конструирование радиоэлектронной аппаратуры». В 2001 году ему присвоено ученое звание доцента.

Хорошо владея английским языком, Селивановский С.Н. принимал участие в ряде международных конференций в России и за рубежом, как в качестве докладчика, так и переводчика. В 2003 году стажировался в Техническом университете г. Брно, Чехия, где прочитал ряд лекций на технические темы на английском языке. В течение 1993/94 учебного года читал лекции в Удмуртском государственном универси­тете по курсам «Компьютерные технологии» и «Экология городов» на английском языке.

Являясь членом Союза журналистов Российской Федерации, регулярно выступает на страницах местной печати, по радио и телевидению.

Им получено 15 авторских свидетельств на изобретения, опубликовано свыше 50 научных и учебно-методических работ, включая 8 книг на русском и английском языке, одна из которых, посвященная методике изучения английского (“Brush Up Your English with Laughter”) издана в США. В 2015 году вышла из печати его книга «Старый Ижевск. События и люди в объективе фотографов», пользующаяся большим спросом.

Его хобби – краеведение (история Ижевска), иностранные языки и фотография. Селивановский С.Н. является председателем секции истории и краеведения Ижевского отделения Международной Славянской Академии и ее почетным профессором. Награжден Почетными грамотами Союза журналистов РФ и Министерства образования РФ.
Адрес его электронной почты — serselivan@mail.ru.

Первая старообрядческая школа в Ижевском заводе

Опубликовано в журнале «Радуга» №2, 2011 г.

17 апреля 1905 г. Николай II подписал именной высочайший указ, данный Сенату, «Об укреплении начал веротерпимости», который гласил: «В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. … Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. … Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам. … К исполнению сего Правительствующий Сенат не оставит учинить надлежащее распоряжение.

На подлинном Собственною Его императорского величества рукою подписано: «НИКОЛАЙ». [1]

Так старообрядчество получило официальное признание, им разрешили строить церкви, проводить службы и многое другое.

Однако царский указ понравился не всем. Ряд газет писали, что указ подготовлен масонами и является предательством в отношении царя. Для старообрядцев по-прежнему оставались ограничения, например, им не давали офицерские звания.

Хотя царским указом 1905 года старообрядцам давалась возможность создавать свои школы и вести в своей среде широкое самостоятельное образование, им нельзя было открывать средние и высшие учебные заведения. Эти ограничения внес Государственный Совет, разрешив открывать только низшие и ремесленные учебные заведения. Член Государственного Совета А. В. Васильев выступил в защиту прав старообрядцев в области образования. Он приводил примеры любви старообрядцев к земле, о чем говорили успехи старообрядцев на сельскохозяйственных выставках и спрашивал, почему же им не разрешают открывать сельскохозяйственные училища, в то время как католики и протестанты имеют в России и в самой столице школы повышенного типа. Васильев отмечал большой вклад старообрядческого купечества в области русской науки и образования, подчеркивая, что этот вклад был бы еще больше в случае снятия существующих ограничений.

В пункте 14 указа предусматривалось, что если «во всякого рода учебных заведениях в случае преподавания в них закона Божия инославных христианских исповеданий таковое ведется на природном языке учащихся, причем преподавание это должно быть поручаемо духовным лицам подлежащего исповедания и, только при отсутствии их, светским учителям того же исповедания». На основании этого пункта ижевские старообрядцы решили открыть свое первое учебное заведение по типу земских школ. 14 сентября 1912 года была закончена постройка школы, и в тот же день было совершено ее освящение. В школу было принято 15 мальчиков и 18 девочек, а 14-го октября начались занятия.

В журнале «Церковь» это событие было описано довольно подробно и сопровождалось фотографией учащихся с учителями. [2]

«У нас в Ижевском Заводе 14-го октября м. г. открылось давно желанное и давно ожидаемое старообрядческое начальное училище, по типу земских школ. Означенного числа был совершен молебен свв. Козьме и Дамиану и в этот же день начались занятия. За две недели пред этим было получено от г. инспектора народ. училищ Сарапульского уезда официальное извещение об открытии училища и утверждении заведующего училищем. … Заведующий училищем обратился к учащимся с горячей просьбой быть примерными во всем, как в науках, так и в поведении, дабы стать примером для других. Родителям же учащихся было предложено относиться внимательно к поведению детей своих, к их воспитанию. Законоучителем означенного училища состоит местный старообрядческий священник о. Александр Ялунин. Заведующим училища состоит местный уроженец, старообрядец, с образовательным цензом учителя начальных классов, Михаил Иванович Семенов. Он же и преподаватель пения и церковно-славянского чтения, рисования и гимнастики. Жалование учитель получает от сарапульской земской управы. В текущем 1913-14 учебном году открыто одно только младшее отделение, хотя помещение имеется на все три отделения. Пока, слава Богу, и земство и инспекция относятся к училищу благосклонно. Дай Бог, чтобы и впредь было с их стороны такое отношение к нам».

Учащихся ижевского старообрядческого училища с преподавателями. В центре отец А. Ялунин (слева) и М.И. Семенов.

 

Примечание

м.г. – минувшего года.

Литература

[1] Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T.XXV: 1905. Спб., 1908. С.237-238.

[2] Журнал «Церковь», 1913 г., №5.

О ПЕРВОМ СТАРООБРЯДЧЕСКОМ ХРАМЕ В ИЖЕВСКОМ ЗАВОДЕ

Статья в сокращенном виде опубликована в журнале «Радуга», 2009, №№8 и 9

Старообрядчество представляет собой совокупность религиозных групп и церквей в  России, не признавших церковной реформы 1653-56 гг. патриарха Никона (1605-1681). Этот раскол считают самым большим по своим последствиям событием XVII века и величайшей трагедией в истории многострадальной России.

Поводом к расколу русской церкви послужили разногласия, возникшие при исправлении церковных обрядов и книг. Греческие подлинники, с которых делались переводы на русский язык, были написаны в разное время и не были абсолютно одинаковы. При переводах и переписывании книг дополнительно вносились изменения и искажения. Царь поддерживал исправления церковных книг и обрядов Никона, так как усиление централизации церковного управления соответствовало интересам абсолютной власти царя. Но когда Никон стал сравнивать власть патриарха с солнцем, а власть царя с луной, лишь отражающей солнечный свет, и вмешиваться в светские дела,  он впал в немилость. В1666 г. Собор лишил Никона патриаршего сана, но утвердил его нововведения. С этого Собора русская церковь делится на православную господствующую и православную старообрядческую, которая отвергает реформы Никона. Официальная церковь именовала старообрядцев «раскольниками», старообрядцы называли приверженцев реформ «никонианами».

После Собора 1666 г. на старообрядцев обрушились гонения, продолжавшиеся 240 лет. Тысячи людей были вынуждены бежать на окраины России. К 1917 году в России насчитывалось 20 млн. старообрядцев, что составляло 15 % населения империи.

В Ижевском заводе, как назывался Ижевск на протяжении более 160 лет, старообрядцы жили с момента основания завода, и здесь не было таких гонений, как в центральной части России, но, например, А. Рябов, провозгласивший себя священником, был посажен в тюрьму.

Среди старообрядцев было много известных и уважаемых людей: купцы Порсевы, Оглоблины, семьи Агапитовых, Щербаковых, Тимофеевых, Ялуниных,  Жаравиных, Локосовых, Пикулевых, Смоленцевых и другие. Многие были почетными гражданами города, награждены медалями за многолетний труд на заводе.

Долгие годы у старообрядцев не было постоянной церкви, в начале 20 века они собирались на богослужения в доме торговца И.З. Леушина на улице Куренной (ныне ул. Красная).

Когда царским указом 1905 г. старообрядчество получило официальное признание, встал вопрос о строительстве настоящего большого храма.

В это время заканчивалось строительство Михайловского собора, и в течение нескольких лет на его сооружение у работников завода вычитали из заработной платы 1%. Рабочие и мастера старообрядцы направили исполняющему делами начальника заводов полковнику Савостьянову приговор (прошение), которое подписали 43 человека. Ниже приводится текст этого прошения.

ПРИГОВОР1

Мы, нижеподписавшиеся, рабочие старообрядческого вероисповедания Ижевских Оружейного и Сталеделательного заводов постановили, что взыскиваемая с нас сумма в количестве 1% с каждого заработанного рубля на храм во имя Михаила Архангела не вычиталась бы на таковой храм, а взыскивалась бы на вновь проектирующийся наш старообрядческий храм и деньги, взыскиваемые с нас доверяли получать рабочему Михаилу Иосифовичу Смоленцеву.

Илья Богатырев Владимир Биянов Тарас Дитятин
Егор Мерзляков Михаил Смоленцев Степан ожегов
Александр Гуляев Федор Баталов Василий Андреев. Ялунин
Осип Смоленцев Николай Колчин Парамон Тарасов
Константин Кручинин Тимофей Шишкин Порфирий Колчин
Семен Жаравин Иван Локосов Поликарп Мерзляков
Иван Рябов Петр Локосов Димитрий Шутов
Захар Поносов Семен Мерзляков Абрам Матюшкин
Петр Чудиновских Павел Ялунин Никита Тимофеев
Николай Колчин Иван Трифонов Павел Баталов
Василий Ст. Локосов Аверкий Чумаков Константин Ялунин
Василий Куракин Марко ? Сысой Тимофеев
Андрей Иванов Демиян Останин Александр Щербаков
Петр Боталов Александр Мерзляков Иван Щербаков
Матвей Смоленцев    

Начальник Ижевского оружейного и сталеделательного заводов генерал-майор Савостьянов согласился с просьбой старообрядцев и дал указание помощнику начальника заводов издать соответствующее распоряжение, а «…удержание же денег с значащихся в упомянутом списке рабочих в пользу Михайловского храма прекратить теперь же».2

В выпущенном распоряжении правителя канцелярии Тарасьева за № 37 от 28 июня 1908 г. говорилось, «… что за время с первой половины 1907 года по первую половину сего года …значащаяся в упомянутом сведении сумма 936 руб. 44 коп. выдана члену совета Ижевской старообрядческой общины Никите Лазареву Тимофееву под расписку в книге». 3

21 марта 1909 года старообрядцы направили следующее прошение начальнику заводов.

«Государь Император по Всеподданнейшему  Докладу Министра внутренних дел Высочайше Соизволил в 30-й день Января 1909 года нашей общине старообрядцев, приемлющих Священство Белокриницкой Иерархии построить храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы в ижевском заводе на углу Троицкой и Девятой улиц. Губернским Правлением план храма постройки утвержден 10-го марта 1909 года. Община нынешней весной приступает к постройке. Но средств к осуществлению храма не имеет.

По тому Совет вышеозначенной общины покорнейше просит Вас Ваше Превосходительство дать возможность разрешить еще обратиться к рабочим ижевских заводов с просьбой о добровольном пожертвовании. Председатель Совета И. Тюлькин». 4

В ответном письме начальник заводов сообщал, что «… я разрешаю совету общины обратиться к рабочим вверенных мне заводов с просьбою о добровольном пожертвовании на постройку в Ижевске старообрядческого храма, причем совет общины должен представить мне список лиц, которые будут просить рабочих о пожертвованиях. Для сбора же пожертвований должны быть выбраны в каждой мастерской сборщики, утвержденные мной, каковые лица и будут получать пожертвования из рук жертвователей, так как удержание жертвуемых денег по раздаточным спискам допущено быть не может». 5

21 августа 1909 года председатель совета общины И. Тюлькин представил начальнику завода «Список лиц, выбранных от мастерских рабочими для сбора пожертвований». 6

Вот перечень мастерских и работников, которым доверили собирать деньги на новый храм:

от ремонтной мастерской оружейного завода – Аркадий Сидоров;

от ствольно-коробочной – Владимир Рябов и Егор Фролов;

от приборной – Иван Локосов;

от поверочной – Николай Колчин;

от ложевой – Александр Щербаков;

от штыковой – Марк Зенков;

от магазинно-коробочной – Иван Зебзеев;

от замочной – Константин Ялунин и Иван Рябов;

от инструментальной – Василий Локосов и Иван Трифонов;

от кузнечной – Осип Лазарев;

от проволочной – Елисей Агапитов;

от чугунолитейной – Александр Стрелков;

от электрической – семен Мерзляков;

от мастерской очистки стали – Александр Никитин;

от молотовой – Владимир Биянов и Василий Ялунин;

от прокатной – Петр и Авраам Боталовы;

от ремонтной стальзавода – Авраам Матюшин;

от сталелитейной, кирпичной и тигельной – Дмитрий Шутов;

от ствольной – Григорий Андреев.

 17 мая1909 г. Начало крестного хода к месту закладки старообрядческого храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

Фото И.А. Щербакова

 Вскоре были составлены списки, деньги собраны, и 17 мая 1909 года сотни старообрядцев прошли по центральной Троицкой (ныне Советская) улице от небольшого молельного дома на Куренной до места будущего строительства храма, где и произошла его закладка.

17 мая1909 г. Крестный ход по улице Куренной к месту закладки старообрядческого храма.

Фото И.А. Щербакова

 

17 мая1909 г. Крестный ход по улице Троицкой к месту закладки старообрядческого храма.

Фото И.А. Щербакова

17 мая1909 г. Закладка старообрядческого храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Троицкой.

Фото И.А. Щербакова

 Председателем строительного комитета был избран известный оружейник, старший мастер ствольной мастерской дед автора статьи Никита Лазаревич Тимофеев. Работал на заводе с 1879 года, за улучшение технологии винтовок был награжден в 1899 году серебряной медалью «За усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте, спустя четыре года – второй серебряной медалью на Анненской ленте, а в 1907 году получил золотую медаль на Станиславской ленте. В течение нескольких лет он был председателем Совета старообрядческой общины.

Старший мастер ствольной мастерской Никита Лазаревич Тимофеев

 Строительство храма шло удивительно быстро. Уже через год на собранные старообрядцами деньги без крана и других средств механизации он был построен, и 6 июня 1910 г. был поднят крест.

6 июня 1910 года. Молебен перед поднятием креста.

Фото И.А.
Щербакова

 

6 июня 1910 года. Поднятие креста.

Фото И.А. Щербакова

 

Так выглядел это великолепный храм, безжалостно уничтоженный в 1937 году.

Фото И.А. Щербакова

 Среди старообрядцев, участвующих в строительстве первого храма, следует отметить Ивана Александровича Щербакова (1888-1980), работника инструментальной мастерской. Окончив Усольскую школу ремесленных учеников, он прошел путь от токаря до технолога. Занимался расчетами новых размеров калибров при переходе с дюймовой системы на метрическую. Ижевчане особенно должны быть благодарны ему за то, что, увлекаясь фотографией, он оставил нам прекрасные виды старого Ижевска и его окрестностей.

Иван Александрович Щербаков

 После окончания гражданской войны широким фронтом началась борьба с религией. В 1925 году в стране был основан Союз воинственных безбожников, просуществовавший до 1947 года. Пик борьбы с религией достиг в 1930-е годы, когда начались аресты священников и массовый снос храмов. В селах даже школьников 6 – 8 классов заставляли проводить собрания с требованием прекращать колокольный звон, который якобы мешает им учиться. Затем снимали и отправляли на переплавку колокола и закрывали храм.

Эта волна борьбы с религией докатилась и до Ижевска. Поводы для сноса церквей партийные органы и местные власти находили самые разные. Например, решали строить дом или заводской корпус на месте расположения церкви, хотя в городе для этого можно было выбрать десятки мест. Так была снесена заречная Никольская церковь, на месте которой построили мартеновский цех. Или для строительства здания отводили участок земли с нарушением строительных норм рядом с церковью и на этом основании принимали решение о сносе церкви как мешающей строительству нового здания.

В 30-е годы в Ижевске начали сносить деревянные дома на центральных улицах и возводить многоэтажные кирпичные дома. Старообрядческая церковь стояла на центральной Советской улице, и она, возвышаясь колокольней над деревянными домами, раздражала партийную власть, как красная тряпка быка. Нашелся повод – построить вплотную к церкви жилой 56-ти квартирный дом.

7 марта1935 г. собралась комиссия в составе председателя Жилкоопа «Металлист» Батаногова, начальника стройконторы Янченко, главного инженера Удмуртстроя Короткова, техника Жилкоопа Дмитриева. Осмотрев площадку под строительство, комиссия составила акт и предложила снести церковь, поскольку она «…своим фасадом на Советскую улицу отстоит от торцовой стены 56-ти квартирного дома на расстоянии1 м, что является недопустимым, т.к. разрыв должен быть не менее 5-ти метров, а также потому, что по условиям производств работ на данной площадке, часть церковного участка должна быть отведена для организации проезда, без которого невозможно нормальной организации внутриучасткового транспорта.

Учитывая также, что торцовый фасад 56-ти квартирного дома выходит на восток, что вызывает необходимость дать освещение квартир, расположенных в торцовой части с выходящими окнами на север, с восточной стороны; в силу этого разрыв между 56-ти квартирным домом и церковью должен быть не менее высоты церкви.

На основании вышеизложенного комиссия считает невозможным дальнейшее функционирование церкви и обращает внимание Горсовета на необходимость закрытия и разборки церкви до начала строительства 56-ти квартирного дома». 7

27 марта Президиум Ижевского городского Совета на основании этого акта принял постановление8, которое было направлено в Центральный Исполнительный Комитет УАССР о сносе церкви. В постановлении, подписанном председателем Вотинцевым и секретарем Васильевым, предлагалось снести церковь «…в порядке закона об изъятии земельных участков для государственных или общественных надобностей (собр. зак. №24 – 1929 года)» 8

4 апреля Президиум ЦИК УАССР своим постановлением, подписанным председателем Ивановым и секретарем Трониным, утвердил решение Горсовета и постановил «…немедленно объявить об этом религиозной общине с разъяснением срока и порядка обжалование во ВЦИК». 9

Старообрядческая община направила жалобу в Москву и 27 апреля в Президиум ЦИК УАССР поступило письмо из комиссии по вопросам культа. В письме сообщалось следующее.

«В связи с обжалованием верующими Вашего решения о ликвидации старообрядческой церкви «Покрова» в гор. Ижевске, просьба срочно выслать в Комиссию весь материал для рассмотрения, предусмотренный ст.66 инструкции, а также сведения о расстоянии до ближайшего молитвенного здания того же течения.

До решения дела во ВЦИКе здание церкви сохраните в пользовании верующих». 10

Получив такое указание из Москвы, ЦИК УАССР 30 апреля предложил городскому Совету «…немедленно приостановить ликвидацию церкви впредь до окончательного рассмотрения жалобы религиозного общества ВЦИКом». 11

А в Москву снова ушло письмо, в котором ЦИК УАССР сообщал о том, что церквей в Ижевске и так достаточно и просил утвердить местное решение о сносе церкви:

«Ближайшим молитвенным зданием к подлежащей к закрытию-сносу старообрядческой церкви является Ильинская церковь на расстоянии около0,5 километра, занятая в настоящее время верующими Тихоновского течения и единоверцами и на таком же расстоянии имеется нагорная кладбищенская церковь, занятая обновленцами и в заречной части города имеется еще одна церковь на расстоянии3,5 километра, занятая верующими обновленцами.

Просим утвердить решение ЦИК УАССР о сносе старообрядческой церкви, а жалобу оставить без последствий.

Секретарь ИК УАССР Белослудцев, юристконсульт Иванов».12

Дополнительно в Москву было также послано письмо с пометкой «Спешное» с генеральным планом строительства дома, фотоснимками проекта и церкви.

Наступила осень 1935 г. К этому времени строительство жилого дома рядом с церковью уже подходило к концу, и 8 октября в Москву ушло письмо, в котором просили ускорить принятие решения о сносе церкви, так как «…прокладывается 4-й этаж этого дома», 13 послали его фотографию.

16 декабря послали новое письмо с просьбой «ускорить», а также закрыть церкви «…в с.Уйвай Тыловайского района, Старых Зятцах, в Ник. Романовске Нылгинского района». 14

Только 20 декабря из Москвы в ЦИК УАССР и прокуратуру поступило решение за подписью секретаря ВЦИК А. Киселева о закрытии старообрядческой церкви.

9 января1936 г. Президиум городского Совета постановил создать комиссию «…из представителей: Горсовета – Килина, Гороно – Токаева, Горкомхоза – Чемермазова, Горфо – Баталова и представителя от старообрядческой церкви, под председательством тов. Килина.

Предложить тов. Килину к работе по закрытию церкви приступить не позднее 10 января 1936 года и о всей проделанной работе с представлением актов о приемке доложить президиуму не позднее 14 января 1936 года.

Председатель Горсовета Богоявленский, Секретарь Стрелков». 15

Вот так в те годы можно было отвести под строительство участок земли с нарушением норм и правил, а потом снести любое рядом стоящее здание. Между прочем, ни одного окна, на восточной стороне дома никогда не было (см. фотографию).

Много пришлось пережить старообрядцам в 30-е годы – аресты, тюрьмы и расстрелы. В застенках ГУЛАГа погиб священник Кирилл Вдовин.

 Старообрядческий храм перед сносом.

То же место в 2002 г.

Фото автора

 Только в1946 г. внук священника Иоанна Шестакова пожертвовал для богослужений свой дом на Ястребовском переулке. Через 45 лет старообрядцы, после нескольких лет хождения по инстанциям, получили, наконец, земельный участок на ул. 10 лет Октября и освятили место строительства новой церкви. 16 мая1998 г., так же, как и первый каменный храм, ее освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

Много труда в строительство церкви вложили протоиерей отец Дмитрий, первый председатель строительного Совета Алесей Михайлович Новиков, председатель церковного Совета Николай Иванович Порсев, бухгалтер церкви Клавдия Максимовна Бакалдина.

Автор выражает благодарность семье Щербаковых за предоставленные фотографии из семейного архива, выполненные Иваном Александровичем Щербаковым.

2007 год. Покровская церковь на улице 10 лет Октября.

Фото автора

 

Ссылки

1 ЦГА УР, ф.4, д.3983, л.252.

2 ЦГА УР, ф.4, д.3983, л.255.

3 ЦГА УР, ф.4, д.4088, л.8.

4 ЦГА УР, ф.4, д.4088, л.17.

5 ЦГА УР, ф.4, д.4088, л.18.

6 ЦГА УР, ф.4, д.4088, л.27.

7-15 ЦГА УР, ф.Р-475, д.163.

 

ПЕРВЫЕ ИНОСТРАНЦЫ НА ИЖЕВСКОМ ОРУЖЕЙНОМ ЗАВОДЕ

(Статья опубликована в журнале «Иднакар», №13, 2011 г.)

В статье изложена история появления первых иностранных технических специалистов на Ижевском оружейном заводе в начале XIX в. и их роль в становлении предприятия. Материал статьи, основанный на архивных документах, впервые рассказывает о том, какими способами осуществлялась их вербовка, описаны тяжести  путешествия из центра Европы в далекий Вятский край и трудности адаптации к новому образу жизни.

 

Ижевский оружейный завод, организованный на базе сталеделательного завода в 1807 г., сыграл большую роль в  деле создания и производства отечественного стрелкового, охотничьего и спортивного оружия. За прошедшие два века основания завод поставил российской армии миллионы ружей и винтовок различных типов. На протяжении более полувека предприятие выпускало винтовки и карабины: только за время Великой Отечественной войны их было изготовлено свыше 11 миллионов штук. Тогда же завод освоил производство вооружения для авиации, выпустив сотни тысяч пушек и  пулеметов. И сейчас ижевское оружие славятся своим качеством и надежностью.

Значительную роль в становлении оружейного завода сыграли иностранные специалисты, приглашенные в Россию по инициативе А. Ф. Дерябина (1770-1820), считающегося основателем Ижевского оружейного завода. Среди иностранцев были не только оружейники, но и большое число инструментальщиков, кузнецов, токарей и других мастеровых, которые обучили немало русских рабочих. Многие иностранцы навсегда остались в России, образовав династии  технической интеллигенции Ижевска. Вопросы вербовки первых иностранных специалистов и их жизнь в Ижевском заводе кратко рассматривались в литературе [1,2]. В данной статье сделана попытка более подробно разобрать это важный период в истории оружейного производства в Ижевске. Обратимся к хронологии:

Декабрь 1806 года. В Европе бушуют Наполеоновские войны. Идет подготовка к открытию оружейного производства вдали от границ России, на Ижевском сталеделательном заводе.  В Петербурге  заседает комиссия, рассматривающая вопрос о том, где взять квалифицированные кадры для завода. После того, как начальник Тульского оружейного завода отказался перевести 309 специалистов на Ижевский завод, было принято решение привлечь рабочую силу из за рубежа, и 20 февраля 1807 года император Александр I издал указ, согласно которому обербергауптману 4-го класса (чин, соответствовавший генерал-майору) Андрею Федоровичу Дерябину было предоставлено право самому найти необходимых людей. Дерябин в то время был главным горным управляющим ряда заводов, в том числе Камских (так собирательно назывались в то время Ижевский и Воткинский заводы). В царском указе говорилось: «…Если из находящихся в России не отыщется довольного числа таковых мастеров, то он может их выписать на том же основании из чужих земель: для какового предмета и отпустить ныне же в его распоряжение 15000 рублей» [3].

Дерябин знал, что производство оружия потребует большого числа самых разнообразных инструментов, поэтому в письме министру внутренних дел графу А. И. Васильеву [1] он обосновал необходимость построить инструментальную фабрику непосредственно при планируемом оружейном заводе. Он писал: «Когда оружейный завод не будет иметь достаточно нарядов в деле оружия, то люди будут заняты работой сей фабрики, коея предметы столь многоразличны и столь нужны в общежитии, что без малейшего сомнения завод сей будет занят с величайшей пользою для Казны и для людей. Если же  нечаянно наряды в оружии увеличатся, то занятия сей фабрики остановятся и люди с оной употреблены будут к делу оружия. Кроме их имеется весьма много других существенных выгод от соединения сей фабрики с оружейным заводом». [4]

Дерябин писал, что если на привлечение иностранных мастеров для оружейного завода выделяется 15 тысяч рублей, то для инструментальной фабрики потребуется 25 тысяч рублей «потому что мастерства оной многоразличны, и каждое требует своего мастера, хотя в прочем количество людей вообще несравненно менее количества нужного для оружейного завода. Деньги сии не только не потеряны для государства, но составляют еще особенный для оного выигрыш приобретением обученных мастеров и столь полезных граждан». [4]

В письме графу А. И. Васильеву Дерябин отметил также языковые, финансовые и политические трудности, с которыми могут столкнуться иностранцы, отправляясь из Европы в далекий Вятский край. Он указал на то, что «места, откуда нужно выписывать людей, более или менее зависят от французского правительства, которое, сколь скоро узнает намерение людей отправиться в Россию, остановит их». Безусловно,  в поиске опытных мастеровых для Ижевского завода большую роль сыграл владелец «находящейся близ Данцига [2]фабрики стальных изделий» Давид Гильгер, о котором Дерябину сообщил генеральный консул России в Германии статский советник Трефурт.

Несмотря на «предстоящую опасность ехать в Немецкую землю», Давид Гильгер и Август Карл Поппе, брат оружейного мастера, оставшегося в Ижевском заводе, согласились отправиться в далекую и непростую поездку. Дерябин предложил подробный план маршрута для Гильгера и Поппе в «Гановер, Саксонию, Герцогство Бергское и в Литтих»,[3] подчеркнув, что «Поппе на оружейной фабрике в Герцберге в Ганновере имеет отца, а в Суле в Саксонии дядю; Гильгер же в Герцогстве Бергском братьев и всю родню». Он также предложил порядок разрешения финансовых проблем, пояснив, что просто письмам и обещаниям «выписываемые люди не будут доверять; если же послать им деньги, то многое из них может потеряно быть безвозвратно». Дерябин подробно описал, где и когда выдавать по частям деньги мастерам на их пути в Россию.

Необходимость привлечения Гильгера к организации инструментальной фабрики в России подтвердил министр внутренних дел В. П. Кочубей. [4] В письме министру финансов графу А. И. Васильеву он писал, что Гильгер «по отменному искусству своему и знанию в делании разных стальных инструментов давно уже славится не только в тамошнем крае, но и в России, где наипаче пилы под его знаком предпочтительно употребляются, и что он, Трефурт, сведав о делаемом Гильгеру через Английского консула приглашении переселиться в Англию, старался склонить его отправиться в Россию, где он более найдет для себя выгод, а с тем вместе послужит и в пользу нашей коммерции прекращением ввоза иностранных изделий». [5] Встретившись с Гильгером, граф Кочубей согласился на его условия работы в России: жалование 2500 рублей в год и некоторую часть прибыли от продаваемых изделий инструментальной фабрики.

Приехав в Россию и переговорив с Дерябиным, Давид Гильгер представил графу В. П. Кочубею подробный план создания фабрики по изготовлению инструментов. Затем он отправился в Смоленскую губернию «осмотреть местоположение Косной фабрики Надв. Советника [5]Фатова, которая находится ныне в разстроенном положении». [5]

В феврале 1807 г. в письме к министру финансов граф В. П. Кочубей, согласившись с предложением строить отдельную инструментальную фабрику, пишет что «Гильгер, осмотрев фабрику сию, представил мне во всей подробности худое ее состояние и невыгодное местоположение, на каком она ныне построена. … хотя есть в виду некоторая возможность поправить ее недостатки, а при ней устроить и небольшое новое заведение для стальных изделий, но на одно сие потребно до 70000 руб, не касаясь издержек для Косной фабрики и на выписку мастеровых». Кочубей делает вывод, что данная фабрика перспектив не имеет, и что лучше всего Гильгера «по отличным знаниям своим и искусству полезного для общества человека» передать в ведомство Дерябина. Сопроводив это письмо пояснительной запиской Дерябина, Кочубей просит «исходатайствовать высочайшего повеления». [6]

Далее он пишет следующее.

«По всем сведениям моим Гильгер есть человек отличный и крайне жаль было бы, если бы мы не нашли способов удержать его в России, тем более, что при настоящих обстоятельствах неминуемо найдет оно удобность привлечь к нам хороших иностранных мастеровых. Я при том полагаю, что он нигде лучше употреблен быть не может, как в ведении г. Дерябина, который сколько я всегда видел, руководствуясь правилами просвещенного покровительства в рассуждении, людей достоинства имеющих, наилучше привлечь может г. Гильгера к основанию себя навсегда уже в России».

27 февраля 1807 г. император «высочайше указать соизволил означенного фабриканта Гильгера отдать в ведомство г. Дерябина». [7]

Все это завершилось подписанием с Гильгером договора на десять лет.

На поездку в Европу Гильгеру выдали 1000 рублей, часть которых он должен потратить на то, чтобы «довести А. К. Поппе до Герцберга и Сулы не требуя с него денег за проезд и почтовых лошадей, равным образом он должен отдать ему А. К. Поппе 70 семьдесят рейхсталеров [6] на проезд его из Сулы в С.Петербург. На проезд от С.Петербурга до заводов, состоящих в ведении Гна Обер бергауптмана Дерябина, получит он узаконенные прогонные деньги на три лошади и на содержание свое в продолжение сего путешествия его, до приезда на заводы каждый месяц по 250. двести пятьдесят рублей банковскими ассигнациями». [8] Предполагалось, что Гильгер и Поппе должны вернуться к концу года в Петербург.

По истечении срока контракта Гильгеру была обещана пенсия – 2500 рублей ежегодно и возможность после окончания действия контракта при его желании перейти на государственную службу с получением всех прав и чина, соответствующих служащим горных заводов.

Для успешного найма иностранных специалистов Дерябин обратился к банкирам Ралю и Роговикову с просьбой открыть для Гильгера кредит на 20 тысяч рублей и снабдить Гильгера и Поппе рекомендательными письмами в те местах, через которые они будут проезжать. Была также разработана инструкция по оплате проезда нанятых мастеров до Ижевского завода. Так, на проезд от Копенгагена до Петербурга предусматривалось 12 червонных [7] на женатого мастера с несколькими сыновьями на неделю, с одним сыном — десять, женатому без сына — восемь, холостому – пять червонных. Подобные нормы оплаты были установлены и на проезд от Петербурга через Владимир, Тихвин, Казань до Ижевского завода. [9]

По приезде на завод иностранным мастерам годовое жалование устанавливалось в зависимости от специальности: мастеровым, занимающимся изготовлением лож и замков 125 рублей, ствольным кузнецам 150 рублей. Предусматривались значительные льготы: бесплатная медицинская помощь и лекарства, как и другим заводским мастеровым, бесплатное предоставление квартиры до постройки собственных домов, бесплатные дрова для печей «за исключением работ по вырубке, перевозке». Интересен пункт, связанный с помощью бедным: «Сукно для одежды, холст, шерсть, кофе, сахар, должны быть выписаны, за которые обязываются платить сверх истинной цены в пользу бедных дать копейки».

Иностранные специалисты и их дети освобождались от военной службы, для детей предусматривалась возможность бесплатное обучение в школе с изучением немецкого и латинского языков.

Таким образом, для иностранцев в соответствии с контрактами предусматривались неплохие материальные условия, и поэтому многие специалисты охотно соглашались ехать в далекий Ижевский завод.

6 марта 1807 г. в Санкт-Петербурге Дерябин заключил на два года договор со скульптором Карлом Адамом Постом из г. Меца о его работе в России, и уже 14 марта Пост прибыл в Ижевский завод. [10]

Согласно договора «… Карл Пост обязывается вступить в службу на основании сего контракта и отправиться на те заводы, из числа управляемых его превосходительством  г. оберберггауптманом Дерябиным, куда он ему назначит. Должность его будет состоять в том, чтобы резать всякого рода вещи и украшения на дереве для употребления их в том виде, как они вырезаны к убранству домов, мебелей и прочего, равно и для отливки по вырезанным моделям разных вещей из чугуна, меди и бронзы; отлитые вещи чеканить и обделывать в совершенстве, как способности его позволят. … обязывается Пост обучать данных ему учеников в таком числе, как удобность позволит, обстоятельства потребуют и г. оберберггауптман Дерябин найдет нужным».

Дерябин обязался платить Посту «на счет заводов 1200 руб. банковскими ассигнациями» годового жалования с «вычетом двух с половиной процентов на содержание госпиталей, лекарств и лекарей, на проезд до места на 3 лошади прогонные деньги,[8] на покупку повозки и другие дорожные издержки 250 руб.» с вычетом из годового жалованья.

На заводе, куда Дерябин должен определить Поста ему полагалась «… безденежно квартира, сообразная местным обстоятельствам и его состоянию, а в случае, если он вознамерится выстроить собственный дом, отведено будет ему способное место, так как и дано будет позволение вырубить для того в казенных лесах нужное число бревен безденежно на основании предписаний и постановлений, существующих для прочих горных чиновников и служителей». Аналогичные договоры заключались и с другими иностранцами.

Предполагалось продление действия договора. В этом случае «… судя по успеху и искусству Поста в работе, также по успехам его учеников обещается ему прибавка жалованья или награждение за учеников».

Представителем Дерябина в Петербурге был назначен коллежский асессор [9]  Александр Константинович Кокшаров, в обязанности которого входило встречать иностранцев, отправленных из Копенгагена и других мест, находить подрядчиков для осуществления их дальнейшего проезда до завода. Он также должен был отчитываться перед Дерябиным о расходах и оплачивать его заказы через банкиров Раля и Роговикова, находящихся в Копенгагене.

Из обширной переписки Кокшарова с Дерябиным можно отметить, что многое в этой сложной и ответственной работе по найму иностранных мастеров заранее не было предусмотрено. Даже к июню 1807 г. Кокшаров в Петербурге не имел достаточно средств и полномочий и не был готов к приему и дальнейшей отправке иностранцев на завод. Он писал Дерябину, что прибывшие первые шесть человек шведы и датчане плохо знают немецкий язык и совсем не знают русский. Кокшаров вынужден был предоставить им квартиру, но в дальнейшем этого делать без приказания Дерябина не желает. Сами иностранцы оказались в совершено чужом для них мире и, по письму Кокшарова, «с ними уж много хлопот; ибо они так глупы и беспокойны, что особливое потребно искусство с ними поладить». [11]

Кокшарову было поручено найти человека, знающего немецкий и русский языки, который бы сопровождал иностранцев в поездке из Петербурга в Ижевский завод. Было также решено разослать письма Ярославскому, Нижегородскому и Казанскому гражданским губернаторам [10] об оказании помощи иностранцам и сопровождающим их людям в случае необходимости.

В мае Кокшаров нашел человека, способного сопровождать иностранцев на их пути в Ижевский завод. Это был Андрей Густаф Экгольм, который «по знанию им Шведского, Датского, Немецкого и отчасти Российского языка» подходил для этой миссии, и 4 июня с ним был заключен договор.

В начале июня 1807 г. в Россию прибыла первая партия завербованных Гильгером специалистов, а 20 июня комендант Кронштадта фон Крибген сделал запись в книге учета о прибытии «из Копенгагена на судне Эльса Мария с шкипером Петерсоном» девяти иностранцев «с дочерью из них одной». В документах они названы по-разному, и «ружейного дела подмастерья», и «ружейные работники». Вот имена [11]этих первых иностранцев, решившиеся на переезд в далекую незнакомую страну:

Людвиг Делькомуне с женой Катериной и сыном Осипом, Петер Гальберг с женой Сарой и дочерью Каролиной, Иоган Якоб Штубе с дочерью, Яков Келлер, Давыд Петерсен, Петр Расмусен, Тобиас Свенсен Мейснер, Скенинг Иензен Линквист, Ной Якет, Мош Петр Диктон, Генрих Расмусен, Свен Иензен, Нильс Флорин, Ламберт Якерт, Дидрих Расмусен, Элиас Расмусен, Карл Норберг. [12]

А в Ижевском заводе 10 июня 1807 года  состоялся молебен по случаю открытия конторы оружейного завода, и в том же месяце прибыли еще шесть иностранцев. В октябре майор Лебедев, представляющий интересы Ижевского оружейного завода в Казани, послал в Ижевскую оружейную контору «… список о прибывшей в Казань и отправленной на ижевский завод партии иностранных мастеров, всего 52 чел. мужского пола, из которых половина уже прибыла на завод». [13]

Для отправки иностранных специалистов в долгий путь на завод Кокшаров нашел подрядчика Василия Александровича Калашникова и заключил с ним контракт. Калашников обязался доставить иностранцев «до города Казани водяною коммуникацией, а где нет судоходства, тут сухопутно на собственном моем коште [12] во всей возможной исправности и скорости». [14] Он также обязался «чтобы лодки или суда были новые, прочные и пространные, с крепкою крышею, дабы ни в каком случае сим людям беспокойства не было».

Однако, были и непредвиденные хлопоты. Двое из иностранцев, Андреас Лангстрем и Петер Гансен объявили Кокшарову «за 3 дни перед отъездом отсюда прочих товарищей своих, что они ни под каким видом без 500 рублей годового жалованья далее не поедут». По этому поводу Кокшаров обратился к «Генералу от Инфантерии, Сенатору Министру военных сухопутных сил, Главнокомандующему в Санктпетербурге и Кавалеру [13]Сергею Козмичу Вязмитинову» с донесением о поведении иностранца Лангстрема, который «во время нахождения своего здесь, вел себя весьма ослушно, с товарищами своими имел частые раздоры, подговаривая их к таковым же поступкам». Ссылаясь на обязательства Лангстрема работать на заводе, Кокшаров просил доставить этого иностранца «к предназначенному месту». Он также доложил в своем рапорте Дерябину о том, что он не мог оставить в Петербурге этих иностранцев и передал их полиции, «которая по сношению со мною, конечно, не замедлит препроводить их обыкновенным порядком до означенных заводов». [15]

Вскоре в сопровождении полицейского эти оба иностранца были отправлены на завод. Казне такая непредвиденная операция обошлась в немалую сумму, поскольку путь от Петербурга до Ижевского завода занимал в то время не менее двух недель. Было выдано «на платеж прогонов на 2 пары лошадей до ижевского завода на 1882 версты [14] 187 рублей 37 копеек и на 1 пару лошадей для обратного проезда полицейского служителя до СтПетербурга» еще половину этой суммы. «Непослушных» иностранцев также снабдили деньгами, при этом Лангстрему на проезд до Владимира на семь дней выдали по три рубля на день, а Гансену по четыре рубля, очевидно учтя его меньшую вину. От Владимира до Ижевского завода они получили на остальные семь дней, соответственно, по два рубля и по два рубля восемьдесят копеек. В июле и августе из Гельсингера (или Хельсингёра, города на северо-восточном побережье датского острова Зеландия) прибыли еще две партии иностранных мастеровых. В первой партии было 28 мастеровых, одиннадцать из них приехали с женами, всего при иностранцах было 8 сыновей и 9 дочерей. На дорогу до завода им выдали деньги с учетом жен и сыновей. Интересно, что на дочерей никаких денег иностранцам не выдавали. Доставить первую партию иностранных мастеров до Казани обязался «купецкой сын Иван Никитин Мишуков». Сопровождал их уроженец Саксонии Христиан Соломон Дович, которому на это долгое путешествие 29 августа был выдан «прочетный открытый лист, … чтобы благоволено было по тракту до Камских заводов, объявителю сего Довичу с вышеупомянутыми иностранными мастерами чинить свободный до того места пропуск и в потребных случаях оказывать ему всякое законное пособие». [15] [16]

Аналогичный документ был дан бывшему чиновнику Сестрорецкого завода Федору Нейбергу, сопровождавшему вторую партию иностранных специалистов. Эта группа состояла из 12 мастеровых, двое были с женами, один взял с собой троих детей.

С каждой партией иностранцев все больше приезжало семейных. Например, среди мастеров, прибывших в Ижевский завод в начале 1808 г. находилось 17 мастеров, и 32 человека — их жены и дети.

Путешествие иностранцев в далекий Вятский край было для них нелёгким испытанием. Отсутствие хороших дорог, зависимость от погоды, возможность ограбления, поскольку иностранцы часто имели вещи, которые для русских были в диковинку — все это приводило к дополнительным расходам, а иногда к длительным задержкам в пути. Добираться до Ижевского завода приходилось не меньше месяца, как водным путем, так и по суше. Иногда попадались и недобросовестные перевозчики. Так, при отправке одной из партий иностранцев из Петербурга Кокшаров заключил договор с московским купцом Максимовым о том, что тот доставит их до Казани «не дальше 32 дней». Но Максимов, вопреки договору, «с самого места» нанял вместо себя крестьянина Федора Антифьева. В результате иностранцы прибыли, в Казань 24 декабря, на 22 дня позже срока по договору, «оттого и произошло на содержание их лишнего расходу 17 рублей». [17] Кроме того, в дороге иностранцы лишились ряда своих вещей на сумму 36 рублей. Казанский комиссионер майор Лебедев обратился в полицию с просьбой взыскать с извозчиков эти суммы, но ему было рекомендовано решать это вопрос с купцом Максимовым, как подписавшим контракт на доставку иностранцев. В конце концов, по решению в Петербурге с Максимова удержали положенную сумму, а иностранцам выдали деньги за их утраченные вещи.

Надо отметить, что чиновники, непосредственно имевшие дело с иностранными мастерами как во время их переезда на завод, так и на самом заводе, не имели четко прописанных  полномочий и вынуждены по любым, часто мелким организационным и финансовым вопросам, обращаться через Кокшарова к Дерябину. Поскольку постоянно возникали непредвиденные расходы, Дерябин получал десятки писем о необходимости выделения дополнительных сумм, и по каждому вопросу приходилось обращаться к министру финансов, государственному казначею и банкирам. На эту переписку уходили недели, а в случае переписки между заводом и Петербургом даже месяцы, что отражалось на сроках прибытия иностранных мастеров на завод.

Много хлопот доставляла и смерть иностранцев, как в пути, так и в заводе.  В архиве сохранился список иностранцев, умерших в ноябре и декабре 1807 г., который Ижевская оружейная контора представила Дерябину: Йоган Норгрен, Андреас Ланстрем, Карл Норберг, Скейн Линдквист, Андреас Бетсен и Андреас Яксен. Правда позднее управитель Ижевского завода сообщил Дерябину, что в письме допущена ошибка, умер не Йоган Норгрен, а его жена. [18] В феврале следующего года Андреас Форенбу и Йоган Гобер, находясь по болезни в госпитале, «Божиею волею померли, о чем Контора для сведения вашему Превосходительству почтеннейшее доносит». В рапорте Дерябину в феврале 1808 г. Кокшаров сообщал, что «оставленный здесь <в Петербурге > за болезнью иностранец оружейник Гаврила Лунгстрен, быв помещен для излечения в Гошпиталь здешнего воспитательного дома, 9-го минувшего Генваря помер».

Поскольку у некоторых умерших мастеров в Ижевском заводе остались жены и дети, потеря кормильца создавала для них большие материальные трудности, а для заводской казны дополнительные расходы.

Между тем, число иностранных мастеров, присылаемых Гильгером, продолжало увеличиваться. В связи с военными действиями наполеоновской армии в Европе изменился и их маршрут приезда в Россию. В сентябре 1807 г. Кокшаров доносил Дерябину, что «по причине теперешних политических и встречаемых от того затруднений в беспрепятственном плавании по Балтийскому морю», Гильгер решил нанятых в Данциге и Шлезии [16] мастеровых отправить в Россию «сухим путем» в Ригу и Гродно. [20]

Снова начинается переписка с Дерябиным о выделении денег — с рижским и гродненским губернаторами, с казанским комиссионером Лебедевым, поиск сопровождающих и подрядчиков. 25 октября Кокшаров сообщил в Казань Лебедеву, что иностранцы, которых с учетом семей насчитывается 160 человек, разделены на три партии, их маршрут будет проходить через Москву, и «с вероятностью можно заключить, что 1-я партия прибудет в Казань около 8-го, вторая около 13-го и 3-я около 25-го чисел будущего ноября месяца». [21]

В это время из Ижевского завода в Казань прибыл штабс-капитан Ершов, который доставил Лебедеву 5000 рублей, необходимых для отправки иностранцев далее на завод.

В Ижевском заводе и так существовала острая проблема с жильем, а с приездом большого числа иностранцев, несмотря на отправленное заранее указание Дерябина о «немедленном приготовлении квартир», жилищ для всех предоставить не могли, поскольку в этих партиях было много семейных. Так, с Йоганом Ибахом прибыли жена, четверо детей и жена ранее приехавшего Карла Ибаха, а с Людвигом Юнгом приехала жена и трое сыновей. Некоторые иностранцы привезли с собой кроме жен и детей своих родителей, тещ, своячениц и других родственников. [22] Кроме иностранцев, приезжало много чиновников и других специалистов, обслуживающих основные мастерские завода, и им также надо было подыскивать жилье.

В ноябре 1808 г. полицмейстер Ижевского завода сообщил Дерябину о возникших трудностях с жильем, что во вновь выстроенных домах нет печей по причине отсутствия кирпича, нет стекол в окнах, мастера, которые могли бы этим заниматься, «все заняты казенной работою». Владельцы этих домов «по бедности своей отделать тех покоев не в состоянии». Полицмейстер сообщал также о том, что «находящиеся при должностях, равно и вновь приезжающие чиновники в таковых квартирах претерпевают крайний недостаток и проживают в ветхих избах вообще с хозяевами, а другие в таких покоях, где не имеется печей, через что с семействами своими терпят великое беспокойство». Он просил Дерябина разрешить закончить работы в недостроенных домах за счет завода, учитывая, что «Управа сия за размещением прибывших сюда в завод с Вотки [17] двухсот мастеровых на квартиры, должна уже будет вышеупомянутых иностранцев поставить не иначе как в те же самые квартиры обще с хозяевами и с прочими квартирующими у них мастеровыми, отчего и выйдет великое утеснение». [23]

Из трех партий иностранцев, отправленных через Москву в Казань, четверо заболели, и их оставили до выздоровления в лазарете в Калуге. Один из заболевших, Каспер Оверготте, 12 ноября скончался, а его брат Энгельберт «отправлен в новом проходившем через Калугу, транспорте». В Калуге остались до выздоровления Иван Роленбекс, его жена, трое детей и свояченица. [24]

Что касается оружейника Карла Поппе, то 22 сентября 1808 г. он прибыл в Петербург из своей европейской командировки, но заболел. В рапорте Дерябину Кокшаров сообщил, что Поппе «по причине жестокой в груди боли продолжить путь свой на Ижевский оружейный завод теперь не в силах и остается здесь до выздоровления». [25]

Карл Поппе, как специалист-оружейник, нужен был на заводе, и Дерябин в личном письме к нему писал, что желал бы «видеть вас на заводе, сколько возможно быстрее; по сему и прошу, получив облегчение от болезни, поспешить приездом своим». Дерябин просил Поппе подробно написать, сколько и откуда было приглашено мастеров для оружейного завода и для инструментальной фабрики, сколько выдано денег и отправлены ли мастера в Россию. [26]

В это же время Дерябин направил письмо Давиду Гильгеру, в котором выразил недовольство медленным подбором иностранных мастеров и отсутствием сведений о выданных мастерам денег. «Письмо Ваше от 16/28 Августа из Данцига я получил 4-го сего Ноября и спешу ответствовать Вам прискорбно для меня, что исполнение возложенного на Вас поручения идет так медленно», — пишет Дерябин. Далее он высказал недоумение по поводу того, что в списке, «приложенным при письме Вашем, я не вижу ни одного мастера для оружейного завода, что было главнейшею просьбой Вашего путешествия в Германию. Сколь ни нужны для России инструментальные мастера, но оружейники еще необходимее для новоучреждаемого завода; и потому прошу Вас обратить на сей предмет особенное Ваше внимание и употребить все старание приискать назначенное число оружейных мастеров. Сверх того Вы оказали бы величайшую пользу заводу оружейному, если бы приискали сверх того хотя двух таких мастеров, кои знают во всем пространстве и совершенно дело белого [18] и огнестрельного оружия так, чтобы могли они управлять оружейными мастерскими и быть на заводе главными мастерами. Таким двум мастерам я охотно соглашаюсь назначить жалование в год по 1500 рублей. Но они сверх искусства в деле оружия и в управлении ремеслами, должны иметь добрые душевные качества».[27]

Дерябин также просил Гильгера как можно подробнее сообщить, на каких условиях каждый человек был нанят для работы в России и сколько кому выдано денег, завершить возложенное на него поручение и вернуться на завод, где «его присутствие весьма нужно».

Период с конца 1808 характерен возросшим объемом переписки, которая охватила не только основных исполнителей доставки иностранных мастеров на Ижевский завод, но и новые инстанции: Литовско-Гродненскую и Вятскую казенные палаты, губернаторов ряда губерний, где проезжали иностранцы. В большинстве случаев чиновники на местах, имели недостаточно полномочий и не могли распоряжаться финансами. Расширившаяся география переписки приводила к большим задержкам в принятии решений. Часто, как только принималось решение о выделении денег, оказывалось, что их недостаточно и надо просить новую сумму. Так, когда Гильгер направил нанятых мастеров через Гродно, потребовалось указание Государственного Казначея Ф. А. Голубцова  местному губернатору о выдаче «на путевые и кормовые издержки всего три тысячи четыреста рублей ассигнациями из сумм Остаточному Казначейству принадлежащих». Голубцов предписал Вятской Казенной Палате, чтобы она удержала эту сумму с «из числа ассигнованных к отпуску в 1809-м году на Ижевский оружейный завод денег и причислила оные к суммам Санктпетербургскому Остаточному Казначейству принадлежащих». [28] Часть иностранных мастеров прибывала на инструментальную фабрику Воткинского завода, являющуюся отделением оружейного завода. По этой причине в переписку по вопросам финансирования доставки и содержания иностранцев приходилось дополнительно вовлекать уездное казначейство и контору Воткинского завода. Вся эта переписка ввиду больших расстояний приводила к длительным задержкам, как в отпуске денег, так и в доставке иностранцев на завод.

13 января 1808 г. военным министром был назначен Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834). Энциклопедия Брокгауза и Эфрона характеризует его так: «При недюжинном уме и бескорыстии он умел помнить и добро, когда-либо кем ему сделанное. Кроме угождения воле монаршей и исполнения требований службы, он ничем не стеснялся. Суровость его нередко вырождалась в жестокость, и время его почти безграничного владычества (последние годы, первой четверти нашего века) было своего рода террором, так как все трепетали перед ним. Вообще, память по себе он оставил недобрую, хотя любил строгий порядок и был расчетлив». Будучи военным министром всего два года, он сделал много полезного в области модернизации военной промышленности, создал Артиллерийский комитет, при нем начали издавать «Артиллерийский журнал». Но для Ижевских заводов, а особенно для иностранцев, эти два года принесли много плохого: практически закрылось перспективное инструментальное производство, на полвека были запрещены частные мастерские, созданные по инициативе Дерябина и поставлявшие на завод детали ружей. Не продлялись контакты с иностранцами, которые, не получая жалованье, стали бедствовать. Часть из них были вынуждены уехать на родину. Дерябин был отстранен от руководства заводом, его сменил ставленник Аракчеева Вильгельм Яковлевич Шейдеман (1764-182?), выходец из Гамбурга, развернувший борьбу с начинаниями Дерябина. Травил он и главного архитектора завода Семена Емельяновича Дудина (1779-1825).

Автограф первого архитектора Ижевского завода Семена Емельяновича Дудина (1779-1825) , автора заводского корпуса и арсенала — выдающихся произведений промышленной архитектуры.

 28 октября 1808 г. Ижевские оружейный и железоковательный заводы были переданы из Горного департамента в Военное министерство,  а в хозяйственной деятельности стали подчиняться Артиллерийской экспедиции. В это время у многих иностранцев кончились сроки контрактов, они испытывали материальные трудности, а  вопрос о их продлении никто не мог решить, поскольку новый начальник Шейдеман еще не прибыл на завод. О возникшей ситуации в письме в Артиллерийскую Экспедицию Государственной военной коллегии Дерябин, уже отстраненный от руководства заводом, писал:

«Сроки контрактам, заключенным с оружейниками для производства работ на оружейном заводе и для обучения русских делу оружия, большею частью кончились, и они подали уже в контору оружейного завода объявление в той силе, что продолжать служить на заводе не намерены. Зная прямую необходимость в сих людях для прочно благосостояния оружейного завода и имея в виду желание г. Министра Военных сухопутных употребить все возможные меры удержать их при заводе до мая сего года, в том мнении, что новый начальник будет иметь возможность представлением наилучших выгод убедить их на завод, то я поставил себе в обязанность оное обстоятельство благовременно довести до сведения сей экспедиции». [29]

Вопрос о продлении контрактов с иностранцами и о не выплате им жалованья возникал неоднократно. Конторы Ижевского и Воткинского заводов и их начальники не решались брать на себя смелость продлять контракты и устанавливать жалование иностранным мастерам. Не решался сделать это и сам Дерябин без рекомендаций от Гильгера, который, несмотря на неоднократные просьбы Дерябина выслать списки нанятых мастеров с указанием, на какие сроки и сколько им выдано денег, таких отчётов долго не предоставлял. А в результате страдали иностранцы. Так, в марте 1809 г. иностранец Булашевский лично обратился к Дерябину с просьбой решить его вопрос, поскольку на заводе никто помочь ему не может. Булашевский писал, что почти целый год лишен работы и жалованья, хотя первым на заводе занимался столярным делом, обучил этому делу восемь человек. Кроме этого он в течение четырех месяцев вынужден был потратить 50 рублей на то, чтобы нанимать лошадей, поскольку ему приходилось надзирать за пильщиками и плотниками, что было связано с ежедневными разъездами. [30]

Весной 1809 г. из Европы возвратился фабрикант Гильгер. Он представил отчет Министру финансов Ф. А. Голубцову, назначенному на этот пост после смерти А. В. Васильева. Голубцов доложил о результатах работы Гильгера за границей императору Александру I, который 19 мая 1809 г. издал указ о поощрении фабриканта. В указе говорилось: «Во уважение заслуг Фабриканта Гильгера и тех личных опасностей, которым подвергался он, жертвуя не только будущим спокойствием, но и самою жизнью, при вызове из чужих краев ста тридцати четырех человек мастеровых с их семействами, присланных для Камско-Ижевского оружейного завода и для фабрики железных и стальных изделий, Всемилостивейше обращая отныне ему Гильгеру в пенсион [19] получаемое им жалованье по две тысячи по пяти сот рублей в год, повелеваю производить оный из Государственного Казначейства».

Через год число иностранцев достигло 150 человек. В это время производством оружия было занято 24 иностранных мастера и 48 подмастерьев, при них было русских учеников 202 человека, а 34 русских мастера имели 49 учеников. Еще ранее Дерябин лично пригласил 17 человек, включая известного специалиста Фридриха Поппе (177?-182?), который впоследствии стал главным оружейным мастером завода.

Кроме оружейников и инструментальщиков из Швеции, Дании, Германии на заводе работали также специалисты, предки которых ранее осели в России: Александр Александрович Цедельман (1777-??), выходец из небогатых дворян Лифляндской губернии,[20]и генерал-майор Ермолай Ермолаевич Грен (1770-1828).

Цедельман окончил первый кадетский корпус, служил в армии, некоторое время до приезда в Ижевский завод занимал должность губернского секретаря в Санкт-Петербургской удельной экспедиции. В 1804 г. он был зачислен в штат Ижевского завода.

Как образованного человека, владеющего немецким и французским языком, в 1807 году его назначают казначеем при Ижевском заводе, а также библиотекарем, управляющим заводской школой и переводчиком с иностранных языков.

В конце 1807 года Цедельман, был произведён в титулярные советники, [21] его характеризуют как добросовестного работника: «… по службе ведёт себя усердно и ревностно, пьянство и игры не терпит, имеет здравые способности ума, хорош в хозяйстве».

В 1819 года за отличную службу награждён золотыми нашивками на мундир, через три года произведён в надворные советники. Во время посещения Ижевского завода императором Александром I в октябре 1824 года его рекомендуют ординарцем государя. Император высоко оценил работу завода. Инспектор оружейных заводов генерал-майор Е. Е. Штаден в письме инспектору Ижевских заводов Е. Е. Грену от 7 апреля 1825 года сообщил, что «Государь император по представлению Вашему всемилостивейшее пожаловать соизволил: шестнадцати чиновникам Ижевского завода за отлично-усердную их службу разные награждения …». Смотрителю арсенала и заводской школы надворному советнику Цеддельману был пожалован орден Святой Анны третьей степени [31].

В 1825 году Цедельман становится смотрителем работ по всему железоковательному заводу. Будучи человеком высокой культуры и понимая ее значение для людей, Цедельман организовал на заводе первый любительский театр.

Много сделал для Ижевского завода Ермолай Ермолаевич Грен. До приезда в Ижевский завод он работал в интендантстве Петербурга, но испытывал всяческие препятствия и унижения со стороны Аракчеева. Только когда 20 января 1810 г. Военным министром стал известный военачальник, будущий герой войны с Наполеоном Барклай де-Толли, ум и порядочность Грена были оценены. 28 октября 1810 г. Грена назначили  инспектором Ижевского завода, где он сделал много для облегчения жизни работников завода, боролся с последствиями реформ Аракчеева, разоблачал казнокрадство Шейдемана. При новом военном министре была создана комиссия, Шейдемана обвинили в медленном строительстве завода, вскрылись факты воровства и, в конце концов, он был надолго отправлен в тюрьму.

Среди иностранных мастеров-оружейников первой волны особым талантом выделялись Филипп Антон Эрнст Боде (1779-1841) и его брат Вильгельм Боде (1763-1851?). Филипп, работая в Ижевском заводе с самого начала  оружейного производства, изготавливал первые ружья, учил мастерству русских рабочих, а в 1820 г. стал главным оружейным мастером завода. Братья первыми на Ижевском заводе стали делать охотничьи ружья. Качество изготовления и гравировка были настолько высокими, что 4 октября 1824 года генерал-майор Грен преподнес императору Александру I во время посещения им Ижевского завода два ружья и два пистолета, изготовленные Филиппом Боде.

Многие иностранцы, успешно обучавшие русских рабочих, пожелали продлить контракты. Среди них штыковой отдельщик мастер Дитрих Расмусен, от которого «завод получил немалую пользу». [4] Он подготовил 23 задельщика и двух подмастерьев. Немало сделала семья Шлиттеров. Мастер Орнаульд Шлиттер обучал русских кузнечному делу, его сын Готлиб готовил замочных отдельщиков.

Другими выдающимися мастерами были Христиан Шиотц и Фридрих Плате. В 1838 году они построили куранты на заводской башне. Механик Плате создал целый ряд новых машин для производства ружей, включая станок для прокатки пластинок, из которых изготавливали стволы

Талантливыми мастерами своего дела были отдельщик Густав Бейне, резчики В. Гольдефанг, И. Калмер и другие.

Благодаря усилиям русских и иностранных мастеров к маю 1808 г. было заварено, высверлено и выточено 4418 ружейных и 226 пистолетных стволов, и сотни деталей оружия, необходимых для последующей сборки. [32]  С момента открытия завода в 1807 г. и до конца 1812 г., в разгар войны с Наполеоном, здесь изготовили 8588 ружей и 2737 тесаков [22]. [33] Конечно же, указанное количество оружия было ничтожно в масштабах общего числа стволов, находившихся в то время в войсках и арсеналах России. Однако  эти 5 лет  нужны были Ижевскому заводу для подготовки отечественных рабочих и инженерных кадров, которые учились ремеслу «с рук» у иностранных специалистов: иной системы профессионального образования для оружейников тогда просто не существовало. В условиях военной        угрозы и интервенции руководство России не считалось с затратами для того, чтобы перебазировать оружейное производство вглубь страны.

Иностранцы продолжали учить нас вплоть до середины ХХ века, и надобность в них отпала лишь после того, как в полную силу заработали Ижевский Индустриальный техникум, Ижевский Механический институт (ныне ИжГТУ) и многие профессионально-технические училища. Таким образом, выявленный по архивным данным количественный и качественный состав иностранных специалистов позволяет утверждать, что их участие было во многом решающим в становлении Ижевского оружейного и сталеделательного производства, что именно они создали определённую «техническую цивилизацию» нашего города-завода.

Вид на Ижевский оружейный и сталеделательный завод с высокого левого берега пруда. Открытка начала ХХ века из коллекции автора.

Текст на открытке: «1. Ижевский завод. Вид с нагорной части Казенного Ижевского Оружейного и сталеделательного завода Артиллерийского ведомства. Завод вырабатывает военные винтовки, шрапнели, ствольные и коробочные болванки для всех казенных заводов; высшего качества инструментальную сталь для тех же заводов и арсеналов. Ежедневно выходит на работу 8-9 т. человек. Во время усиленных нарядов – рабочих свыше 15,000 человек. Народонаселение местности 45,000 человек. Один из лучших в России оружейных заводов. Во время перевооружения армии завод выкидывал от 700 до 1000 винтовок в день».

 

Источники

[1] Шумилов Е. Ф. Два века «Ижмаша»: Истоки. Лидеры. Технологии. Конструкции. Династии. Культура. Быт. Том первый. Город оружейников. 1807-1917. Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2002.

[2] Родионов Н.А. История оружейного производства в Удмуртии (XIX — XX вв.). Ижевск, УИИЯЛ УрО РАН, 2009.

[3] Полное Собрание Законов Российской Империи, т. 29, Ст. 22.464.

[4] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 2-6.

[5] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 7.

[6] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 8.

[7] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 9.

[8] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 24-28об.

[9] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 47-48об.

[10] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 10, л. 3-6.

[11] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 56.

[12] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 120, 124-128.

[13] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 16, л. 1-2об.

[14] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 110-111.

[15] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 117-118.

[16] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 149.

[17] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 175.

[18] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 184, 188.

[19] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 189.

[20] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 193-195об.

[21] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 225.

[22] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 200-201.

[23] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 202-203об.

[24] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 247.

[25] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 206.

[26] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 208об-209.

[27] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 216-218.

[28] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 251-251об.

[29] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 266-267.

[30] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 12, л. 359-360.

[31] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 102, л. 19-22об.

[32] ЦГА УР, ф. 4, оп. 1, д. 17, л. 151-151об.

[33] Соловьев А. М.. В память Столетнего юбилея основания Ижевского оружейного завода.1807 г. 10 июня –1907 г. 10 июня. Исторический очерк. 1907.


[1] Васильев Алексей Иванович (1742—1807) был первым министром финансов России в 1802-07 гг. Много сделал в области российского финансового управления и ревизии государственного счетоводства.

[2] Данциг – с 1945 года польский город Гданьск.

[3] Сула – старое название города Зуля. Герцогство Бергское – некогда самостоятельное герцогство на территории Пруссии. С 1806 по 1808 гг. находилось под властью Франции. Литтих (Люттих) – немецкое название г. Льежа. И Зуль и Льеж знамениты производством оружия. Герцберг или Херцберг (Эльстер) – город в Германии в земле Бранденбург.

[4] Кочубей Виктор Павлович (1768—1834) – князь, российский государственный деятель. Александр I назначил Кочубея министром внутренних дел; работал в этой должности в 1803-07 и в 1819-25 гг.

[5]надворный советник – гражданский чин 7-го класса в Российской империи.

6 рейхсталер (имперский талер) — германская и прусская монета, называемая так до 1821 г.

[7] червонный, червонец – (от польск. Czerwony – золотой, пурпурный) золотая монета достоинством в разное время в 3, 5 или 10 рублей, которая предназначались, главным образом, для использования за границей.

[8] прогонные деньги — деньги, уплачиваемые за проезд по почтовым дорогам, рассчитывались по количеству верст и лошадей по почтовым правилам.

[9] коллежский асессор – гражданский чин 8-го класса в Российской империи.

[10] гражданский губернатор – непосредственный начальник вверенной ему губернии.  В портовых городах и некоторых местностях, населенных казачьими войсками или находящихся на окраинах государства, существовали должности военных губернаторов.

[11] имена многих иностранцев в разных документов записывались по-разному, очевидно, по недостаточной грамотности писарей. Так, не учитывались двойные согласные, например, фамилию Rasmussen записывали как Расмусен.

[12] кошт – (от нем. Kost – стол, питание, рацион) расходы на содержание кого-либо.

[13] генерал от инфантерии — генеральский чин 2 класса в пехоте (стрелковых войсках) Российской империи, введенный императором Павлом I в 1796 г. Сенатор – член Правительствующего сената, высшего государственного органа России, подчиненного императору. С 1-й пол. XIX в. как высший судебный орган, осуществлял надзор за деятельностью государственных учреждений и чиновников. Кавалер – дворянский титул с XVIII в. в России.

[14] верста – старорусская мера пути, равная 1066,8 м.

[15] прочетный открытый лист или прочетная грамота — документ, дающий  особые права и преимущества, например, при поездках, для беспошлинного провоза товаров и т.п.

[16] Шлезия – старое название Силезии, исторической славянской области, входившей в состав Пруссии. По решению Потсдамской конференции 1945 г. Силезия вошла в состав Польши.

[17] Вотка — имеется в виду Воткинский завод.

 

[18] белое оружие – старое собирательное название холодного оружия.

 

[19] пенсион – старое название пенсии.

[20] Лифляндская губерния – официальное название территории северной Латвии и южной Эстонии в XVII-XX вв.

[21] титулярный советник – гражданский чин 9-го класса в Российской империи, соответствовал капитану в армии.

[22] Тесак представляет собой небольшую саблю, которой вооружались нижние чины пехоты, артиллерии и инженерных войск. Тесаки появились в русской армии в середине XVIII века и постепенно заменили шпаги.